№10(38)
Октябрь 2006


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

ТАЙНА ЕВРЕЙСКОГО ПРИНЦА

Даниэль Клугер


«Словно из тумана встает перед нами фигура маленького странного человека по имени Давид Реувени. Кем он был? Мудрецом или невеждой? Откуда пришел? Куда намеревался идти? Бесчисленное множество вопросов роятся, не находя ответа...» Это слова из книги «Лжемессии и их противники». Ее автор Биньямин Гамбургер адресовал их одной из самых загадочных фигур еврейского средневековья — «еврейскому принцу» Давиду Реувени. Прошу учесть, что книга написана совсем недавно и вышла в 1989 году, и написал ее человек, блестяще знакомый с вопросом. Тем не менее даже для него Давид Реувени остался загадкой. Что уж говорить о современниках «еврейского принца»! Его история, внимательно прочитанная, рождает такое количество вопросов, что сравниться в таинственности с нею может разве что знаменитый Каспар Хаузер. Вообще, параллели с «загадкой XVIII века» в сюжете с Давидом Реувени напрашиваются постоянно — до какого-то момента. Впрочем, вы сами будете судить об этом.

Познакомимся же с таинственной и трагической судьбой еврейского принца Давида Реувени.

В 1524 году по христианскому летоисчислению (по еврейскому календарю — 5284) среди венецианских евреев распространяются удивительные слухи. Оказывается, не все евреи влачат жалкое и угнетенное существование. Оказывается, потомки некоторых из исчезнувших десяти колен Израилевых живут в достатке и свободе далеко на Востоке и их существование омрачено лишь тоской о Святой Земле и разрушенном Храме...

Поводом для этих слухов послужило появление странного человека. Он представлялся посланником тех самых исчезнувших колен, потомком царского рода из колена Реувена. Еврейский принц — как его назвали. То, что он рассказывал венецианским евреем, повергало тех в восторг и изумление.

Видимо, не зря все эти годы помнили евреи о своих собратьях, не зря говорили об их благоденствии. Все эти рассказы подтвердил посланник. Да, действительно, потомки одного из колен — колена Реувена, первенца Иакова — благоденствуют на Востоке, за рекой Самбатион. Их царство сильно, а народ многочисленен, храбр и опытен в воинском искусстве. Что же до цели посланца — звали его Давидом Реувени, — то прибыл он не только к своим собратьям — европейским евреям — но и к христианским владыкам, дабы склонить последних к военному союзу против ислама. Ни больше, ни меньше. По утверждению Реувени, ислам будет атакован с двух направлений, восточного и западного, и неизбежно падет. И тогда наконец придет долгожданная свобода на Святую Землю. И изгнанники вернутся туда, заживут в своей стране, в мире и благоденствии. И возведен будет Третий Храм в Иерусалиме. Сам же прибывший был не просто послом, но братом еврейского короля Йосефа, имевшего под своим началом армию в триста тысяч опытных в воинском искусстве мужей.

Понятное дело, что далеко не все венецианские евреи приняли слова Реувени за правду. Некоторые считали его самозванцем. Хотя и не говорили об этом открыто. Поскольку большинство приняли посланца колена Реувена с восторгом. И это понятно — ведь основную массу венецианских евреев составляли изгнанники из Испании. Они жили надеждой — надеждой на возвращение в Святую Землю, надеждой на новую, совершенно иную жизнь. Понятно, что еврейскому принцу оказывался всевозможный почет. Он же, судя по всему, действительно стремился к выполнению возложенной на него миссии — заключению союза с христианскими королями. В частности, с королем Португалии. Для этой цели он добился аудиенции у духовного лидера всего христианского мира. Его принял римский папа Климентий VII. Мы не знаем, о чем шла речь на аудиенции — кроме, разумеется, все тех же планов атаки на ислам с двух сторон. Известно лишь, что аудиенция продолжалась долго и окончилась тем, что посол далекого еврейского царства был римским первосвященником обласкан и получил от последнего разрешение посетить Португалию и рекомендательные письма к португальскому королю.

Теперь даже скептики из еврейских общин умолкли. Не мог римский папа оказать такой почет самозванцу. Оставалось поверить — да, действительно, принц Давид Реувени именно тот, за кого себя выдает.

Между тем, в полном соответствии со своими планами, Давид Реувени выезжает в Португалию. Португальский король благосклонно принимает посланника и с интересом выслушивает его планы относительно совместной с евреями борьбы против победоносно шествующего ислама. Почему бы и нет? Тем более, что болезненный вопрос — преследование португальскими властями евреев и насильственная христианизация последних, казалось, нисколько не интересовала посланца еврейского короля.

Единственное чем осложняется визит Реувени в Португалию — это чрезмерно бурный прием, оказанный еврейскому принцу португальскими марранами. Бурный прием, показавший португальским властям, что «новые христиане», как называли насильно обращенных в Испании и Португалии, в большинстве своем остались верными прежней вере. И что посланник еврейского короля значит для них куда больше, нежели лояльность короля португальского — несмотря на его кажущуюся холодность по отношению к единоверцам.

Король рекомендовал послу покинуть Португалию. Однако не отверг с порога его предложений. Давид же Реувени вернулся в Италию. Что до энтузиазма португальских марранов, то он улегся далеко не сразу. И имел своим следствием важное для дальнейшей судьбы Давида Реувени событие.

* * *

Среди португальских марранов немало было людей, сделавших заметную, порой блистательную карьеру. Ничего, впрочем, удивительного. Достаточно вспомнить высокий образовательный и культурный уровень евреев, живших на Пиренейском полуострове до начала христианских гонений, их традиционную близость к королевским дворам. И, разумеется, волнения, связанные с кратким пребыванием в Лиссабоне еврейского принца, в первую очередь коснулось именно этих придворных кругов, непосредственно встречавшихся с Реувени.

Одним из тех, чью судьбу эти встречи изменили полностью, был некто Диего Пирес — молодой человек, занимавший высокий пост при королевском кабинете министров. Он был личным секретарем короля португальского Хуана. И происходил из семьи «анусим»-марранов. После встречи с Реувени Диего решает навсегда связать судьбу с еврейским народом. Поскольку обращение христианина в иудаизм каралось смертью, Пирес не обращался к раввинам, не обращался к моэлю. Обрезание он сделал себе сам. После этого бывший личный секретарь короля принимает еврейское имя Шломо Молхо и отправляется в Италию — вслед за еврейским принцем, которого отныне считает своим господином.

В 1532 году Давид Реувени вместе с Шломо Молхо отправились к императору Карлу V — все с той же целью: предложить план совместных действий против мусульман-турков. Можно предположить, что португальский король по размышлении решил воздержаться от участия в новом крестовом походе с такими странными союзниками, как воины загадочного еврейского короля с далекого Востока. Что же до императора, то и он принял посланцев недоверчиво. Возможно, роковую роль сыграло тайное покровительство папы, о котором говорилось выше — императоры постоянно соперничали с Ватиканом в вопросах влияния на европейских государей. Миссия Реувени и Молхо окончилась трагически — император приказал арестовать обоих. Правда, ни Давида Реувени, ни его спутника не обвиняли ни в самозванстве, ни в попытках какой-либо подрывной деятельности. Обвинения оказались куда проще, но — увы! — действеннее. Формально Шломо Молхо был обвинен в отступничестве от христианства. Судьи предлагали ему возвращение в лоно церкви и отказе от иудаизма. Бывший португальский марран отказался. Его приговорили к сожжению. Героическая смерть Шломо Молхо произвела на современников — как евреев, так и христиан — колоссальное впечатление. Что же до Давида Реувени, «еврейского принца», то его судьба неизвестна. Умер ли он в испанской темнице? Был ли выслан из Европы в те самые края, откуда — как он сам говорил — прибыл со своей невероятной миссией и умер в Аравии? Никто ничего о нем не знает. Эта странная личность, взбаламутившая умы и христиан, и евреев Европы словно растворилась в том самом тумане, о котором писал Биньямин Гамбургер.

Но что же в действительности крылось за этой нелепой, на современный взгляд, сказочкой о еврейском царстве на Востоке? Кем в действительности был (или мог быть) маленький человек по имени Давид Реувени? Чего в действительности он хотел? Я попробую изложить несколько версий — как современников событий, так и историков последующих времен — этой удивительной истории.

* * *

На протяжении столетий историки обращались к этой странной фигуре, пытаясь дать сколько-нибудь убедительные объяснения поведению «еврейского принца». И немедленно сталкивались с непреодолимыми трудностями. Кто же он такой? Откуда явился и куда исчез?

Мы прекрасно знаем, что в средневековье никакого еврейского царства за рекой Самбатион, где-то в пустынях Аравийского полуострова, не существовало. Так что усилия историков были направлены лишь на то, чтобы ответить: из каких реальных, а не легендарных земель пришел сей самозванец и каково его действительное происхождение.

Но в одной еврейской хронике того времени мы не обнаружим обвинений в адрес Давида Реувени. Только сожаления о неудавшейся миссии. Для евреев ХVI века он был тем, кем представлялся: послом короля Иосифа, даже братом последнего, принцем из колена Реувена, воином и дипломатом. Конечно, это не может служить в наших глазах подтверждением истинности его фантастической (с нашей точки зрения) биографии. Учитывая то, о чем мы говорили в первой части очерка — об эсхатологических настроениях евреев, — можно было бы именно на эти настроения списать чрезмерную доверчивость. В конце концов, народ жил в атмосфере постоянных притеснений, гонений, погромов и кровавых наветов. Удивительно ли столь жадное внимание к слухам о возможном избавлении? И легковерие. Замечу лишь, что среди евреев были не только легковерные экзальтированные романтики, но и вполне трезвы и образованные люди — например, р. Йосеф Каро, автор книги «Шулхан Арух». Однако и он, и другие раввины отнюдь не ставили под сомнение сообщенные Давидом сведения о нем самом и о еврейском царстве. В худшем случае они просто обходили этот вопрос стороною, сосредоточив свое внимание на неудачах, проистекающих из личных качеств посланника. Ни слова осуждения не вырвалось в адрес Шломо Молхо, а ведь он постоянно подтверждал правоту Реувени!

Но это — еврейские источники. Может быть, христианские в данном случае оказались критичнее?

Итак, вскоре после своего появления в Венеции Давид Реувени приезжает в Рим. Вслед за тем он удостаивается аудиенции у римского папы. Результат свидания? Давид Реувени получает рекомендации к королю Португальскому Хуану. Иными словами — римский первосвященник подтвердил полномочия еврейского принца. Обман? Самообман? Политическая интрига? Трудно сказать...

Римский престол в это время занимал Климент V. Известен он, действительно, невероятным количеством интриг. К слову, Климент патронировал знаменитого Никколо Макиавелли, чей «Государь» вызвал восхищение римского первосвященника. Если бы Давид Реувени был самозванцем, думается, что столь опытный в интригах и политических обманах человек, каким был тогдашний римский папа, легко раскусил бы его. Но уж никак не клюнул бы на сказку о еврейском царстве и не стал бы покрывать своим авторитетом вымысел незнакомца-еврея. Конечно, вполне возможно предположение о какой-то интриге, которую Климент V задумал, используя неожиданно появившегося самозванца. Но мы ничего не можем сказать по этому поводу — хотя бы потому, что даже после окончания этой истории никто из европейских государей, так или иначе причастных к ней, не подумал обвинить папу в интриганстве с помощью «еврейского принца».

Можно было бы повторять все это и по поводу короля Хуана, и по поводу императора Карла. Закончим же рассуждения таким выводом: никто из европейских политиков, встречавшихся с Давидом Реувени, никто из еврейских раввинов того времени, никто из ученых и христианских богословов ни разу не высказал по его поводу ни малейших сомнений в достоверности сведений, им сообщенных. Сомневались в целесообразности предлагаемого ими союза — да, подозревали в том, что политические соперники хотели воспользоваться им, — тоже да, но не более того. Если говорить о королях и христианских священнослужителях. Что же до раввинов, то между ними иногда возникали споры — считать ли Давида Реувени мессией или же избавителем.

Конечно, мы не должны забывать о известной доле наивности тогдашних европейцев — о наивности, связанной, в первую очередь, с неполным знанием о далеких землях. Но, с другой стороны, это все-таки ХVI век, эпоха, существенно расширившая границы мира. Так что одной лишь географической наивностью не объяснить доверчивость людей, встречавшихся с посланцем короля Йосефа.

* * *

Что же сам он думал о себе? До нынешних историков дошли записи Давида, сделанные им на древнееврейском языке во время пребывания в императорской тюрьме, своего рода дневник. И вновь загадка. Невозможно представить себе, чтобы человек настолько стремился мистифицировать не только своих современников, но и отдаленных потомков. Но факт остается фактом: Реувени не оставил в своем дневнике ни единого слова, позволяющего считать его авантюристом и самозванцем. Профессор Шломо Этингер писал по поводу этого: «Со страниц дневника Давида Реувени предстает образ возвышенной романтичной личности, сурового и мужественного человека».

Вот и выходит, что как ни пытайся, а приходится признать следующее:

1. Ни один из современников не заподозрил Давида Реувени в том, что он самозванец — включая как евреев, так и христиан.

2. Ни один документ не позволяет установить, хотя бы приблизительно, откуда он родом — за исключением его собственных слов о еврейском царстве.

3. Ни один документ не позволяет установить, откуда он прибыл в Европу — за исключением, опять-таки, его собственных утверждений.

4. Наконец, ни один документ не позволяет даже приблизительно установить, куда и при каких обстоятельствах он исчез.

Какой же вывод можно сделать на основании этого? Только один.

Давид Реувени говорил правду.

Он действительно был посланником еврейского короля.

Такое утверждение может показаться парадоксальным, более того — абсурдным. Но как иначе объяснить утверждения, касающиеся искренности этого человека? Можно, конечно, предположить и определенное психическое заболевание на почве религиозно-мистической экзальтации. Действительно, при той напряженной атмосфере, которая существовала в начала XVI века в еврейских общинах Западной Европы, при тех внезапных взлетах мессианских чаяний, о которых повествуют средневековые хроники, вполне могло случиться и такое: впечатлительный человек с неустойчивой психикой, выросший в атмосфере постоянных мессианских настроений, переживший в детстве трагедию изгнания из Испании, а возможно, и гибели семьи, мог превратиться в галлюцинирующего параноика, искренне верящего в собственные видения и способного убедить в их правдивости окружающих. Иными словами, субъективно он говорил правду: он был уверен в своем происхождении и миссии. Он пришел из еврейского царства, находившегося невесть где. Субъективно.

Объективно же это царство существовало лишь в его болезненной фантазии.

Безусловно, такое объяснение истории Давида Реувени вполне возможно. Не исключено, что именно оно и является справедливым.

Правда, есть в его рассказах некоторые черты, требующие дополнительного объяснения.

Например: в царстве, откуда прибыл в Европу «еврейский принц», живут потомки только одного из колен — колена Реувенова. Почему? Почему не все? Если это всего лишь фантазия, почему он не нафантазировал большее количество колен — все десять, например?

Думаю, мы должны все-таки локализовать то царство, из которого якобы прибыл наш герой. Может показаться странным: как можно локализовать то, чего никогда не существовало?

Ну, во-первых, я вовсе не уверен в том, что царство, о котором поведал Реувени, никогда не существовало. А во-вторых... Давайте отнесемся к этому, как к решению несколько иной задачи. Если история Давида Реувени вымышлена, то тем не менее в основе ее лежат какие-то реальные факты. Именно они и объясняют те неожиданные признаки достоверности, которые смущали и смущают тех, кто знакомится с этим удивительным происшествием. Иными словами, попробуем выяснить, какие реальные события могут лежат в основе легенды о еврейском царстве «колена Реувенова».

Для начала временно отложим в сторону трагические перипетии истории европейских евреев Средневековья и перенесемся в иные страны, иные времена. Точнее — обратимся к некоторым легендам и преданиям народов, несвязанных ни с еврейской религией, ни с еврейскими традициями.

В книгах так называемых «бегунов» — одной из русских старообрядческих сект, возникших вскоре после раскола Русской православной церкви, — можно встретить загадочное упоминание о «Беловодье». По воззрениям бегунов, страна эта лежит где-то на юго-востоке — по отношению к Руси. Собственно, некоторые исследователи считают, что название свое сектанты получили из-за того, что «бежали» не столько от преследований официальных церковных и государственных властей, сколько в это самое Беловодье — страну счастливую и справедливую. В тех же книгах можно обнаружить описание этой страны, но при внимательном рассмотрении это описание всего лишь повторяет привычные черты средневековой крестьянской утопии — нет рабов (сиречь, крепостных), нет злых бояр, земля принадлежит всему обществу, все живут зажиточно и счастливо. Одно, пожалуй, можно выделить — ибо не зря эти предания попали именно в религиозные книга — в стране той, в Беловодье, народ живет благочестивый и богобоязненный.

Вспомним еще одно, достаточно известное предание о неведомой стране. Я имею в виду легенды о тибетской Шамбале — стране, в которую невозможно попасть просто так, которую непросто увидеть, но которая существует. Шамбалу искали, начиная с глубокой древности и вплоть до нашего столетия. Искали с тем же упорством, с каким русские сектанты искали свое Беловодье. И столь же безрезультатно. Поскольку литература о Шамбале достаточно обширна, я не буду подробно рассматривать этот вопрос. Сейчас же хочу отметить одну черту, объединяющую все истории: локализация загадочных стран. И Беловодье, и Шамбала, и царство колена Ревуена, из которого якобы явился еврейский принц по имени Давид, локализуются «где-то на юго-востоке». Добавим еще и общие черты государственного устройство: все это монархии, которыми правит сильный и справедливый царь, и населяют народы благочестивые и богобоязненные. На первый взгляд — нормальные средневековые (или даже древние) утопии, авторы которых считали монархию идеальным устройством общества, а религиозную мораль — идеальной законодательной системой.

В итоге мы получаем очень следующую картину. «Царство колена Реувена», в сущности, идентично Беловодью, Шамбале, граду Китежу и прочим легендарным, никогда и нигде не существующим царствам.

Что могло стать источником этих чрезвычайно схожих между собою легенд?

Чтобы решить эту задачу, вспомним, что колено Реувена, потомки которого, по словам Давида Реувени, населяют царства «короля Йосефа», было в числе других десяти колен Израилевых уведено в плен ассирийским царем. На место же их были приведены жители другой области (или областей) Ассирийской державы. Такова была обычная практика тогдашних восточных владык.

Логично было бы предположить, что незадолго до этого события ассирийцы разгромили какое-то другое царство, с жителями которого поступили точно так же. Сделали, так сказать, обмен: израильтян — в какое-то только что завоеванное царство, жителей того — соответственно в Израиль. О местоположении можно сказать следующее: завоеванное царство, скорее всего, находилось во внутренних областях Ассирийской державы. Если бы нам удалось найти в древних надписях хоть намек на то, где именно, может быть, нам удалось бы прояснить и прочие загадки.

Так вот: намек сей существует.

«...Беглецы от руки моего владыки наводнили местные земли, так же, как и беглецы от младшего брата моего владыки царя Урарту. Князья же Шубрии укрывают беглецов, дают им пищу и принимают на службу...»

Это было написано в самом начале VII века до н. э. наместником одной из провинций на севере Ассирийского царства. Упоминавшаяся в табличке Шубрия (или Шубриа) и была той самой внутренней областью Ассирийской державы, поход в которую ассирийский царь предпринял незадолго до похода на Израиль. Точнее — не внутренней, а пограничной спорной областью.

На границу с другой великой державой тогдашнего Востока — Урарту.

По мнению историков, этот поход заслуживал бы отдельного описания. Ибо враг, против которого он был направлен, представлял собою маленькую горную страну, в надписях урартских царей известную как Шубрия. А навлекла она гнев ассирийских владык тем, что давала приют беглым рабам и преступникам. (О чем, к слову, и повествует цитируемая нами табличка). Тут следует отметить, что государство Урарту на время заключило мирный договор с Ассирией — потому, видимо, что в Шубрии находили приют рабы, бежавшие не только из Ассирии, но и из Урарту. Из надписи, повествующей о победе на маленьким горным царством, следует, что ассирийцы, захватив Шубрию, всех рабов-урартов вернули в Урарту. Следует сказать, что завоевал Шубрию ассирийский царь Салманасар — тот же самый, который вскоре после этого завоевал Израильское царство и разрушил Самарию.

Своих же беглых рабов — и, видимо, самих шубрийцев — ассирийцы поселили на место десяти северных колен Израиля. А израильтян — в Шубрию. Учитывая, что оба события — поход против Шубрии и поход против Израильского царства — весьма близки по времени...

Прошу обратить внимание еще на одно странное совпадение: название горной страны — Шубрия. Название тибетской горной же страны мудрецов Шамбала. Учитывая, что звуки «р» и «л» с развитием языка часто меняются местами, а гласные просто не указывались при письме, совпадение весьма многозначительное.

Предположим, что и царство Йосефа, и прочие искомые и не находимые государства — та самая Шубрия, о победе над которой гласят победные надписи на ассирийских табличках. Даже если это было так, речь ведь идет о делах, отстоявших от времен явления Давида Реувени примерно на три тысячи лет, даже если допустить, что он каким-то образом сохранилось: неужели никто и никогда не приходил в это царство извне? И не рассказал о нем другим народам?

О Шубрии древней нам известно крайне мало. Кроме горделивой надписи, рассказывающей о походе Салманасара II, и сведений о мирном договоре, заключенном между Урарту и Ассирией, до нашего времени дошли только жалобы на регулярные побеги рабов в Шубрию. Между прочим, рабами на Древнем Востоке принято было именовать не только рабов в классическом смысле, но вообще подданных царя — абсолютного монарха. Так что о царстве этом мы знаем, во-первых, что оно существовало, во-вторых — что туда время от времени сбегали подданные двух крупнейших восточных империй древности, в-третьих, что находилось оно приблизительно в тех же местах, что и легендарная Шамбала. И, разумеется, историю завоевательного похода...

Кажется вполне вероятной такая трансформация реальных сведений о стране, дающей приют гонимым (то есть, поступающей справедливо и гуманно), в легендарную страну спасения, счастливой и безбедной жизни: Шубрия, Шамбала (Шамбатион), Беловодье...

Царство колена Реувенова. Впрочем, я не имею в виду, что хронологическая последовательность была именно такой.

Вот мы и попытались ответить на вопрос, что могло стать источником сведений о еврейском царстве (царстве справедливости; между прочим, — парадоксальный факт: в христианских легендах, если говорится о царстве евреев, то это царство справедливо и праведно — при том, что реальные евреи подвергались в Европе чудовищным преследованиям). Но прежде чем поставить точку в истории еврейского принца Давида Реувени, я вкратце изложу еще одну, самую фантастическую версию нашей истории. Ибо все, о чем мы говорили, справедливо при одном условии: Давид Реувени страдал психическим расстройством и просто-напросто верил в собственный бред. А основой этого бреда были легенды об исчезнувшем царстве и коленах Израилевых.

Если же предположить, что он не был сумасшедшим, то мы возвращаемся к окончанию предыдущего очерка: Реувени говорил правду. Он действительно был посланником еврейского царя.

Но тогда получается, что он прибыл в реальную Европу из вымышленной страны!

* * *

Есть в легендах обо всех перечисленных выше царствах — и о реальной Шубрии — некая особая черта.

О коренных обитателях Шубрии говорится крайне скупо и туманно. В ассирийской надписи (урартские источники это подтверждают) место, где находилась Шубрия, считается опасным, находящимся под властью сверхъестественных сил, по временам укрывающих царство от глаз посторонних...

К слову сказать, и о Шамбале рассказывают то же. Есть ли какое-то рациональное объяснение подобных верований? Тут мы вступаем на зыбкую почву рискованных и смелых гипотез.

Можно вспомнить, что некоторые ученые высказывали предположение, что тибетская Шамбала действительно существует, но не принадлежит нашему миру. Для объяснения истинной локализации этой загадочной страны обычно прибегают к понятию параллельных Вселенных или иных измерений. Шамбала реально существует, но попасть в нее (и из нее) можно лишь при определенных условиях. По сути, подобный переход будет переходом из одной вселенной в другую, параллельную. Если мы условились считать Шубрию, Шамбалу, Беловодье и другие подобные им страны тождественными королевству Йосефа, то, по-видимому, и его существование можно объяснить так же. Это царство принадлежит иной Вселенной и лежит на иной Земле.

* * *

Фантастическая, на первый взгляд, гипотеза позволяет логически объяснить те несообразности, которые возникают всякий раз при попытке объяснить историю еврейского принца Давида Реувени.

Каждый раз, читая документы об этом загадочном событии, меня не оставляла мысль о том, что его герой, центральная фигура, как бы принадлежит к иной истории — сходной с нашей, но в чем-то отличающейся. В этой иной истории тоже существуют христианский и исламский мир, — но существует так же и еврейская страна, сильная и воинственная, управляемая собственным королем по имени Йосеф. В этой иной истории евреи, живущие спустя две тысячи лет после разрушения Первого Храма, ведут свой род не от колен Иуды и Вениамина (как мы с вами), но от исчезнувшего (в нашей истории) колена Реувена.

Приняв гипотезу о существовании параллельных вселенных, мы легко объясним указанные несоответствия двух историй. В конце концов, историческая потенция всегда многовариантна. Мы живем в истории, жестко детерминированной. Тем не менее, вопрос: «А если бы пошло не так?» — остается вполне уместным. Вот и представим себе, что в иных вселенных реализуются такие варианты исторического развития, какие у нас являются лишь плодом досужих рассуждений.

Вот в одной из таких параллельных, альтернативных вселенных и решили евреи в конце концов освободить Святую землю от иноверцев. И именно там, в ином мире король Йосеф отправил посла в тамошнюю христианскую Европу в поисках союзников. Как произошло затем то, что произошло? Каким образом посланец затерялся между мирами и оказался в ином, нашем измерении? Понял ли он сам, что мир, в котором он пытался склонить европейских королей к союзу против ислама, — не его мир? Мы не можем сказать об этом — так же как ранее не могли вообще оценить событие, имевшее место. Во всяком случае, европейцам (и европейским евреям) он казался необычным — даже внешне. По описаниям современников, Давид Реувени был чрезвычайно маленького роста, по сути — карликом, и носил странную одежду. Так что не исключено, что в его мире существовали иные физические условия, обусловившие иные пропорции человеческого тела. Возможно, он понял. Возможно, изыскал способ вернуться в свой мир — чем и объясняется его конечное исчезновение...

Я понимаю, сколь невероятной кажется эта гипотеза. Хотя она, помимо всего прочего, объясняет и бесследное исчезновение десяти колен, и некоторые легенды, существующие у многих народов, — уже упоминавшиеся нами русское Беловодье, тибетская Шамбала, царство пресвитера Иоанна.

Объясняет она и историю еврейского принца Давида Реувени.

Если же вам, уважаемые читатели, она покажется чересчур смелой — что ж... Отнеситесь к ней всего лишь как к фантазии о том, что где-то в иных мирах, возможно, евреям не пришлось испытать тех многотысячелетних гонений и что там, в иных измерениях, они все эти века жили счастливо и безбедно в собственном еврейском царстве...



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003