№9(37)
Сентябрь 2006


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

САГА ОБ АМАЗОНКАХ

Григорий Панченко , Владимир Лещенко


Окончание, начало см. в «РФ» №№ 6 (34), 7 (35), 8 (36).

Докладчик:

Как это ни покажется удивительным, но амазонки были и у мусульман.

«Книга завоевания стран», VII век. «В битве при Рмуке принимали также участие женщины-мусульманки, сражаясь с ожесточением. Хинд, дочь Утбы, мать Муавии-ибн-Абу-Суфьяна, восклицала: “Колите этих неверных мечами под мышки!”».

Если брать Восток в широком смысле, то предания карачаевских и черкесских племен повествуют о борьбе их предков с враждебными женщинами-воительницами, обитавшими на Северном Кавказе. В эпосе осетин амазонки, наоборот, сражаются вместе с их предками — нартами.

Уже в XVII веке итальянский архиепископ Арканджело Ламберта совершил путешествие на Кавказ, где якобы встретил амазонок. По его словам, там жили три племени дев-воительниц, которые непрестанно вели войну с татарами и калмыками.

Косвенно это подтверждают сообщения о калмыцких и кавказских лучницах, охранявших гаремы пашей и султанов Оттоманской Порты.

Оппонент:

Через столько лет и верст трудно рассмотреть реальность — но, похоже, тут имеет место что-то в духе «степных принцесс» со свитой. Или «гаремной стражи» (не все евнухам раздолье!). Причем даже если воительницы и выступают в качестве самостоятельной силы — они все же ни при каких обстоятельствах не противостоят «мужскому миру» в целом. Вместе с мужчинами своего племени сражаться против чужаков — это да, такое даже не в сарматские времена началось. А можно и отдельно от мужчин — но все-таки не слишком посягая на исторически сложившееся мироустройство. В фантастике, пожалуй, таковы йор-падды — амазонки пустыни из мира «Паломничества жонглера» В. Аренева…

Очень любопытно, что одна из воительниц кабардино-черкесского эпоса (сугубо мифических? мифологизированно-реальных?), богатырша Ридада, кажется, попала в русскую «Повесть временных лет» под именем богатыря Редеди, которого князь Мстислав после долгой борьбы одолел и зарезал. Надо сказать, этот бой русский князь провел чертовски близко к канону «Шах-намэ» — и я не очень удивился, обнаружив, что осетинская версия тоже близка к этому канону. Только результат там обратный (кто бы сомневался!): богатырша успешно одолевает своего противника, который, к счастью, на Мстислава похож даже меньше, чем сама эта воительница похожа на касожского князя Редедю из «Повести…».

В общем, перед нами — типичный образец восточного мифа, который окрестные народы усваивают столь же активно, как ранее они пересказывали миф греческо-амазонский. Если при этом «пересказители» сталкивались с какими-нибудь реалиями, подтверждающими предания о восточных воительницах, — то эти подтверждения с благодарностью включались в концепцию мифа; если не сталкивались — что ж, миф обходился и без них.

Между прочим, в XVII веке ИЗДАВНА сражаться с калмыками было затруднительно, они только-только появились в хоть относительно доступных окрестностях Кавказа. Но это так, к слову…

Докладчик:

Лейб-медик Петра I Шоббер, тоже участвовавший в экспедиции на Кавказ, пишет о племенах, где женщины не только обладали властью над мужчинами — но, более того, мужчинам запрещалось даже прикасаться к оружию, которым их жены, кстати сказать, владели в совершенстве.

Оппонент:

А если бы герр Шоббер более внимательно прислушивался к историям, которые рассказывались непосредственно в петровской державе, — то он, несомненно, поведал бы нам о русской амазонке по имени «Baba Yaga»: могучей лесной женщине, которая «лос я на скаку остановит, медведя живьем обдерет». И при этом в совершенстве владеет оружием, напоминающим пест или метлу.

Кстати сказать, в этой шутке есть доля правды: демонический, «дикий», звероподобный образ амазонки нет-нет да и проступает сквозь поздний туман окультуренного мифа. В современной фантастике — тоже. Например, «Дикая энергия. Лана» М. и С. Дяченко показывает нам амазонок всех трех типов: Безымянная — юница, стремящаяся проявить себя в боевом испытании (потому и «безымянная»: еще не завоевала право на имя!), Царь-мать — амазонка-правительница (с сильным магическим «подтекстом»)… И, наконец, Охотница — амазонка-зверь (без самого малого), «фрау Яга».

Обращаю внимание тех, кто не заметил: социум людей-волков, в котором действуют все три «фрау», — офэнтезиенный мир Карпат, с гуцульской обрядностью, пропущенной через опять-таки фэнтезийный фильтр.

Докладчик:

Ну, о российских и вообще славянских амазонках — в свое время. Хотя, действительно, последние упоминания о воительницах-горянках можно найти уже в российских рапортах с театра военных действий Кавказской войны XIX века...

Не остался в стороне и Новый Свет.

Испанцы и португальцы регулярно сообщали о «государствах амазонок» то в Южной Америке, то на тихоокеанских островах. Правда, важно отметить: этих амазонок практически ни один из хронистов не видел, зато все дружно ссылаются на истории типа «кто-то что-то слышал от того, кто говорил с людьми, заслуживающими доверия».

Единственное исключение — история того, как река Амазонка получила свое название.

На берегах ее испанский конкистадор Франсиско де Орельяна, по его словам, сражался с отчаянно храбрыми женщинами. Что характерно (привет Вальехо!): женщины, по его словам, шли в бой полностью нагими, и были они длинноволосые, высокие и светлокожие.

С одной стороны, конечно, долго не видевшим женщин пылким идальго мог показаться красавицей кто угодно, но с другой — невольно приходит на ум: а не научились ли к тому моменту конкистадоры использовать замечательные свойства листьев коки? Если и не впрямую от инков, знавших в этом толк больше всех прочих (до инков испанцы добрались уже после экспедиции Орельяны — на чем история инков и закончилась…), то от других народов?

Оппонент:

Пожалуй, наркотик мог быть доставлен «к месту назначения» и на наконечнике стрелы. Ведь эту историю мы знаем не от самого Орельяны, а со слов хрониста экспедиции: смиренного монаха Гаспара де Карвахаля. А сей доминиканец, несмотря на всю свою смиренность, активно участвовал в этой битве и был ранен дважды. Причем первую стрелу он получил в самом начале сражения, еще до выхода на сцену 10–12-ти амазонок, а вторую (в глаз!) — уже после того, как эти воительницы, потеряв 7–8 человек, отступили, но бой с индейцами еще продолжался. Неудивительно, что эпизод между двумя стрелами ему запомнился «словно сквозь бред» — тут наконечникам даже не требуется быть отравленными!

Но, думается, на «глюки» можно списать скорее отдельные детали того боя, чем весь его целиком. Например, гиперболизацию воинской доблести амазонок: по Карвахалю, они десятикратно превосходили мужчин (трудно понять, в чем это выразилось: ведь менее полусотни оставшихся на тот момент в живых испанцев все же отбились от многих сот индейцев — причем в этом сражении отряд Орельяны понес потери только ранеными). Или их неясное место на поле (водном) боя: то ли они сражаются с луками в руках, впереди всех, как «capitanes», — то ли все-таки позади, как «заградотряд», убивая своими палицами каждого индейца-мужчину, который посмел обратиться в бегство. Смиренный брат Гаспар ухитряется отстаивать оба этих тезиса одновременно…

…А что это были не просто отважные женщины, дочери и сестры вождей, но амазонки, безмужние воительницы, держащие под своим управлением обширный край, — обо всем этом конкистадоры узнали лишь на следующий день, опросив пленного. Можно представить, что понял из этого допроса Карвахаль, не знающий тамошних наречий, страдающий от ран, полуослепший. Впрочем, разговаривал с индейцем сам Орельяна, к тому времени научившийся чуть-чуть (!) понимать один из (!!) местных языков.

Как бы там ни было, все понятое и непонятое было воспринято сквозь фильтр подготовленного сознания, знакомого с античным мифом. Так что в записи израненного доминиканца рассказ пленника абсолютно совпадает со сведениями Гомера, Геродота и прочих авторитетов. И не приходится удивляться, что, когда через пять лет Орельяна отправился в следующую, роковую для себя экспедицию по той же реке — все (и он сам?) уже твердо знали: это — «поход в страну амазонок»…

Если же серьезно, то некоторые показания пленного индейца о «стране амазонок» слегка расходятся с античностью. И это «слегка» явно указывает на его знакомство с цивилизацией… тех же инков! Вот так мэйнстрим превращается в фантастику при участии всего-навсего одного переводчика.

Если еще более серьезно, то многие хронисты-современники — причем не «тыловые крысы», а те, кто сам хаживал в подобные экспедиции, — высказывались в том духе, что «…не следовало бы ни называть женщин, кои сражались, амазонками, ни утверждать со столь слабым основанием, что таковые вообще были, ибо среди индейцев вовсе не новость, что женщины сражаются либо стреляют из лука, выказывая себя столь же отважными, что и мужчины». По-видимому, тут возможность дистантного боя обеспечивалась за счет джунглевых засад и использования каноэ (как бы «заменивших» степные просторы и отсутствующую конницу). Ведь именно на армаде таких челнов «амазонки» — то есть многочисленный отряд, среди предводителей которого было с дюжину женщин, — и атаковали две испанские бригантины.

А если менее серьезно — то одеяние амазонок брат-монах описал примерно так: «в чем мать родила, в одних набедренных повязках» (а остальные индейцы — что, носили более закрытые костюмы? В тропиках, в условиях речного боя? Как говорил классик — «не верю!»). Вальехо на его месте сделал бы эти повязки кольчужными — но у каждого фантаста своя манера…

13. Славянские амазонки

Докладчик:

Вот тут можно с чистой совестью сказать — да, такие были.

VII век: византийские летописцы сообщают, что греки во время осады Константинополя (626 г.) меж телами убитых антов находили женщин в воинском облачении. Оставаясь на той же византийской почве, приведем еще одно свидетельство, более позднее, уже X века. Иоанн Скилица — «О войне с Русью императоров Никифора Фоки и Иоанна Цимисхия», описание битвы при Доростоле (971 г.):

«...Снимая доспехи с убитых варваров, ромеи находили между ними мертвых женщин в мужской одежде, которые сражались вместе с мужчинами против ромеев...»

Оппонент:

Ох… Ну ладно, эти два постоянно фигурирующих в популярной литературе случая (на самом деле, скорее всего, один, а точнее — еще меньше) заслуживают детального разбора. По косточке, по винтику, по кирпичику. Именно как образец того, «откуда берутся амазонки».

Анты в VII веке — это еще круче, чем зебра в «амазонской» кавалерии. Теоретически византийцы могли их так именовать по старой памяти, но в действительности (т. е. в первоисточнике всех этих сведений: повести-хронике Феодора Синкелла, современника, очевидца и участника событий) не именовали. У Синкелла речь идет о персах и аварах как основном враге — и о называемых вполне своим именем славянах (может, действительно из Поднепровья, а может, с Дуная или Балкан) как «вспомогательных» союзниках авар. А еще существуют два поздних «клона» византийской повести: древнерусский и старогрузинский. На Руси персов оставили персами, а аваров и славян «слили» в один флакон, превратив их в скифов, — зато грузины, хотя и объединили в один народ вообще ВСЕХ осаждающих, назвали свой перевод так: «Осада Константинополя скифами, кои суть русские».

Кто же из них, описывая подробности неудачной осады, сообщает об аваро-славяно-скифо-русских амазонках? Византийцы, грузины или древние русичи?

Никто.

Эта «версия», да будет ей земля битым стеклом, родилась лишь в трудах современных популяризаторов. Почти дословно перескочила в 626 г. из повествования Скилицы, которое на три с половиной столетья моложе!

Простая ошибка, патриотическое желание «быть древнее древних русов»? Не спешите: кое-какая связь между этими событиями все же есть. Но и не радуйтесь: это совсем не та связь!

Итак, хроника Иоанна Скилицы. О реальности приводимого в ней факта, именно этого, пока умолчим, однако упоминание — несомненное. Только вот очень странное. Сейчас объясним, почему.

Во-первых, войско Святослава, вторгшееся в Византию, с Древней Русью соотносится неоднозначно. В данном конкретном случае это (суммируем мнения специалистов) — «варяжский корпус», норманны, пускай и несколько славянизированные. Тут встает проблема отнюдь не «пятого пункта», а организации дружины и ее действий в бою. Именно то сражение (вторая битва под Доростолом) — пешее, во всяком случае со стороны Святославовых русов, которые бьются в плотном и глубоком строю, щитоносном, копьеносном. Византийцы именуют его, на свой манер, «фалангой» — реально же это, пожалуй, викингский skjaldborg.

Очень трудно представить, чтобы в нем нашлось место «амазонкам»! Ну, одна еще может чудом проникнуть по методу Йовин, но ведь их довольно много… Или в норманнскую дружину валькирии завербовались, а-ля Кристанна Локен (не из «Терминатора-3», а из телефильма «Кольцо Нибелунгов»)?

А если это земные женщины — то откуда они вообще взялись?! Все-таки из восточной конницы, малочисленной, союзной, прикрывающей фланги skjaldborg’а? Чуть раньше союзниками русов были печенеги и венгры, но к моменту Доростола — уже нет. Сам Святослав и его ближняя дружина тоже обеспечивают кавалерийскую поддержку своей «фаланги», однако в этой малой и сверхотборной группе амазонок тем более представить трудно. Болгарская конница? Может быть… Военная знать Болгарии на тот момент по образу жизни (да и происхождению) — почти степняки, уж их-то княжны с подругами вполне способны поработать амазонками. Но ведь болгар Святослав пригнал в Доростол под конвоем, скованных цепями, как пленников и заложников. Возможно ли при этом сохранить хоть с какими-то из родов союзнические отношения? Гнать же их в «штрафбат» — поступок, при тех обстоятельствах и тогдашнем менталитете, достаточно немыслимый.

А что, интересно знать, пишут о сражениях под Доростолом другие византийцы? В частности, Лев Диакон? Он ведь тоже современник и, видимо, участник событий; его «История» хорошо дополняет писания Скилицы. Временами их тексты совпадают почти один к одному — но тем ценнее разночтения!

Это «один к одному» распространяется и на описание той самой битвы. С единственным исключением: о воительницах, которых византийцы обнаруживают под доспехами отдельных воинов Святослава, — ни слова. Зато именно в соответствующем месте текста говорится о других женщинах (других ли?).

Итак, византийцы одержали победу, но не столь решительную, чтобы совсем уж «закупорить» русов внутри городских стен. И через несколько часов после завершения того боя…

«Как скоро наступила ночь и явилась полная луна на небе, то русы вышли на поле, собрали все трупы убитых к стене и на разложенных кострах сожгли, заколов над ними множество пленных и женщин».

Вот в чем дело! Скилица (или его информатор) перепутал: женские тела были обнаружены ромеями на поле битвы не в тот же день — а вечером следующего дня, когда дружина Святослава снова оказалась оттеснена в Доростол, причем под самой стеной опять бушевала столь яростная схватка, что погибшие вчера и сегодня буквально наложились друг на друга. Столь же «наложились», переплелись, запутались рассказы участников о том, кто из убитых был в доспехах — а кто просто лежал рядом…

Уверен: вот сейчас, после рассказа о жертвоприношении, большинство читателей облегченно приготовилось согласиться с тем, что вышеназванные русы — да, да, безусловно, норманны, а не славяне. Увы, по приверженности к этой церемонии (отчасти тризна, отчасти — жертвоприношение «на удачу» в грядущей битве) трудно провести национально-культурную грань между славянами и германцами — да уж и греками на их соответствующем витке!

В любом случае надо делать скидку на тогдашние нравы. Например, в том духе, как это делает один из героев «Командирского огнива» Далии Трускиновской, описывая славяно-варяжско-фэнтезийное бытие:

«Иная — пленница, а иная, может, сама за парнями увязалась. Эти девки тоже были обучены бою в пешем строю, но в драку лезли не часто, а только когда мужикам туго приходилось. А так — кашеварили, лечили, по любовной части служили.

Но кто про них плохо подумает, тому я вот что скажу. Бывало, так морского грабителя с девкой спаяет — кузнец крепче не скует, чем их любовная тяга сковала. И если мужик гибнет в бою, она за ним следом уходит — понимаете? Никто не заставляет, а сама с его друзьями уговорится, они ее дурманным зельем подпоят и — следом за дружком… И жгут на одном костре…»

Вот вам и амазонки! Причем в гораздо более достоверном обличье, чем предлагает «Люс-А-Гард»! Увы, для ситуации под Доростолом такая схема вряд ли подойдет, она срабатывает скорее в масштабе малой «соседнической» дружинки (которую Трускиновская иронически поравняла с… партизанским отрядом!), а не раннефеодального воинства максимальных, по тем временам, размеров…

Но… Помните, было обещано вернуться к событиям 626 г.? Так вот: в их описаниях почти теми же словами говорится о погребальных обрядах осаждающих. Да, о воительницах-амазонках или их телах по-прежнему ни звука, зато тризна — очень похожа. Возможно, Лев Диакон, человек весьма образованный, даже читал ту повесть об осаде Константинополя и нарочито воспользовался ее словами для описания сходных обычаев. Такое часто случается в византийских хрониках — и, во всяком случае, Льву это куда более простительно, чем нашим «хронистам», которые ничтоже сумняшеся прибегают к двойному «ходу конем». Сначала «рокируют» сообщение Льва Диакона с описанием тризны славян VII в. — а потом переносят на этот самый эпизод ошибочное наблюдение Иоанна Скилицы. И вот результат: славянские (допустим) амазонки дважды подряд патриотически устилают своими телами греческую землю, очевидно, демонстрируя таким образом (кому?!) непобедимость Руси…

Докладчик:

Хорошо, не будем исходить из таких крайностей. Саксон Грамматик в «Деянии данов», описывая битву при Бравалле 770 г., упоминает славянскую воительницу Визну (или Вижну?), возглавившую отряд воинов и погибшую в этом сражении.

Неожиданная аналогия: поскольку старинные топонимы часто «перекликаются» с родовыми именами предводителей воинской аристократии — то не от имени ли этой, условно говоря, княгини происходит город Вижна из «Ведьминого века» М. и С. Дяченко? Ведь, вдобавок ко всему, Вижна — столица славянского государства, расположенного на границе с Западной Европой; и в мире «Ведьминого века» амазонок (правда, они воительницы не «от меча», а «от магии», причем магии недоброй) куда больше, чем хотелось бы обитателям того мира…

Если вернуться к наиболее фантастическим преломлениям реальной истории, то, по преданиям, в опять-таки VIII веке на территории Моравии существовал своеобразный аналог Запорожской Сечи — с той разницей, что на его территорию не допускались мужчины. Центром этого своеобразного государства амазонок была крепость Девин, которая не раз и не два с блеском выдерживала осаду войск соседних королей. Во всяком случае, о чем-то подобном по одной и той же схеме рассказывается и в раннесредневековой «Хронике» аббата Региниона, и в полусказочной «Чешской хронике» Козьмы Пражского, и в «Истории лангобардов» Павла Диакона…

Канонический «свод» этих легенд создал уже Алоиз Ирасек — конечно, писатель XIX в., при этом даже отчасти фантаст, но ведь в данном случае он не сочинял, а скорее систематизировал уже существующее. Согласно этому канону получается, что более восьми лет славянские амазонки во главе с Властой, родственницей и соратницей национальной героини чехов — Любуши, — успешно отражали попытки королевской власти сломить их силой оружия, отвергая все предложения о капитуляции. В конце концов, после годичной осады, ценой огромных жертв мужчинам удалось одержать верх над слабым полом.

Оппонент:

Нет времени и сил снова проводить такой же анализ, как в «славяно-византийских» легендах. Но поверьте, что вообще-то в научной среде он проведен, причем уже давно. И как минимум с начала ХХ в. нет сомнений: эта история — АБСОЛЮТНАЯ легенда, причем даже без тех «запоздалых» подпорок, которые обеспечивала эллинской фантастике сарматская реальность. Зато налицо мифофантастическая классика: история «умеренной» амазонки Любуши (как-никак она вышла замуж за короля, имела детей), история мятежа «фундаменталистки» Власты, дикой воительницы, свирепо расправляющейся со всеми мужчинами в пределах досягаемости… И история героически-самоубийственной погибели государства мятежных экстремисток, после исчезновения которых мифологическое время сменяется историческим.

Интересно, какая доля амазонских мифов не базируется вообще ни на чем, кроме ископаемой фоменковщины? Ведь если через век-полтора «первоисточник сведений» еще можно отыскать, то через много веков… А тем более — тысячелетий…

Докладчик:

Увы — думаю, эти сообщения разочаровали многих «амазонофилов». Тем не менее я все же не исключал бы, что за «чешским мифом» стояли некие события. Не случайно итальянец Пиколомини (позже ставший римским папой Пием II) по результатам своей поездки в Чехию уже в XV веке дал описание женской боевой «общины», сражавшейся на стороне гуситов.

Не исключено, что воительницы Табора у бивуачных костров сперва просто рассказывали друг другу о своих героических предшественницах — а потом и сами в них поверили, и своими деяниями заставили поверить других.

Зато уж достоверно известно, что в другой славянской стране — Черногории — до относительно недавнего времени существовал обычай, в соответствии с которым, если в семье больше не оставалось мужчин, одна из женщин (как правило — старшая дочь) принимала мужское имя, надевала мужскую одежду, обучалась владеть оружием и становилась главой семьи.

Ну и конечно, наши русские «поляницы», которых нет-нет да и упомянут былины. Женщины-богатырши, выезжающие в «дикое поле», владеющие всеми навыками боя: от поясной борьбы до искусной стрельбы из лука. Былины да сказания — вещь, конечно, не очень надежная, хотя если копнуть совсем уж глубоко, то южные праславянские племена имели тесные контакты с сарматско-аланским этносом. А если не копать глубоко — то, возможно, свою роль сыграла половецкая традиция. Но нет ничего невозможного в том, что по крайней мере на Южной Руси женщина порой могла быть воином.

Оппонент:

А в позднесредневековом своде законов русского Севера, Псковской судной грамоте, за женщинами признавалось право на… судебный поединок! Правда, на такой поединок не выходили собственной персоной, а выставляли наемного бойца (это была не слишком почетная, но очень высокооплачиваемая профессия). Однако если предполагалась судебная тяжба меж двумя «жонками», то псковские законоведы четко оговаривали ее условия: наемного профессионала ни с одной сторон не выставлять, биться лично!

Как там было на практике — не знаем: описаний не сохранилось. Но юридическая формулировка сомнений не вызывает.

14. ИТАК — АМАЗОНКА: КТО ЖЕ ОНА ТАКАЯ?

Докладчик:

Если попытаться вывести некий собирательный образ «фантастической амазонки», то получится примерно следующее.

Среднестатическая амазонка — это особа в возрасте где-то между 20 и 30 годами, может быть, не очень сильная, но весьма ловкая и выносливая. Из одежды она предпочитает предельно открытые костюмы, из доспехов — кольчугу. Любимое наступательное оружие — легкий меч и лук, который она ценит весьма дорого: за хороший лук готова отдать все, что угодно, иногда даже свою долю добытых в очередном квесте сокровищ.

Характер амазонки — не то чтобы грубый, но по-солдатски резкий и в то же время полный достоинства. Она обычно поклоняется какому-то женскому божеству, чаще — воинственной богине-деве. Но вообще-то на добрый клинок и плечо товарища полагается больше, чем на высшие силы — и крепкое словцо слетает с ее губ куда чаще, нежели обращение к любимой богине.

Проживает она в основном в эпоху похожую на средневековье, а также в античных или, скорее, псевдоантичных декорациях.

(Что интересно — бывает, амазонок помещают в технотронные миры, но почти никогда — в эпоху мушкетеров, шпаг и фрегатов.)

Оппонент:

Этот образ, у многих отечественных авторов сформировавшийся «под знаком Сапковского», все-таки несет на себе явственные черты войн ХХ в., в которых воительница — офицер (иногда высокого ранга), стрелок-снайпер и т. п. Довольно часто — боец небольших иррегулярных отрядов околопартизанского типа (тоже польский опыт?).

Поэтому «уставные отношения», техника фехтования, условия лучной стрельбы — все это сильно попахивает смазкой от трофейного «шмайссера», засадами возле заминированных мостов, тщательно сберегаемым последним патроном и т. п.

К сожалению, при таких обстоятельствах моделируется оружие и тактика скорее «универсальная», чем та, что позволит реально использовать силу слабого пола. А как бы интересно попробовать! Например, в нашем мире женщины-военнослужащие ощутимо превзошли своих «сильнополых» коллег в управлении ПТУРами: особенно раннего поколения — не теми, что действуют по принципу «нажал и забыл», а требующими управления по проводам. Как выяснилось, мужской «рефлекс действия» — не лучший подарок в ситуации, когда нужно, поймав объект в прицельную рамку и уже сделав выстрел, спокойно и твердо удерживать прицел до конца, сохраняя управление.

В принципе фэнтези способна создать оружие или магическую технику, позволяющую «корректировать» полет стрелы уже после того, как она сорвалась с тетивы. От привычной перестрелки такой бой будет отличаться примерно как игра на старинном клавикорде (контакт со струной сохраняется и после нажима на клавишу: именно нажима на, а не удара по!) отличается от фортепьянного стиля. И, по аналогии, вряд ли позволит на равных удерживать большую аудиторию (не случайно клавесин, а потом рояль сумели-таки потеснить клавикорд!), но мастер — мастерица? — «камерного стиля» сыграет столь проникновенно, как никакой другой инструмент не позволит!

Уж не так ли «доводят» свой снайперский выстрел эльфы? Тогда дополнительное объяснение получает и их андрогинность, и тяга к снайперскому засадному бою (каковую склонность они разделяют с дриадами!), а не к большим битвам в «правильном» порядке!

Докладчик:

Может быть, «подсознательно» (для авторов!) эти особенности у фэнтезийной амазонки проявляются в том, что она, при всей отваге, обычно не обладает (вопреки мифам-первоисточникам) дикой, безумной храбростью берсерка, так что сперва подумает, а уж потом ввяжется в драку. И хитрость — ее третье оружие (после лука и меча). Тем не менее в фэнтезийные авантюры амазонка чаще ввязывается из любви к приключениям, чем как заурядный наемник: ради платы. Впрочем, если речь идет о борьбе добра со злом, то амазонка обычно сражается на стороне Добра, вернее — Света.

Она вовсе не мужененавистница, но в данном вопросе предпочитает делать выбор сама, и герою требуется приложить немало усилий, прежде чем завоевать ее расположение. В то же время она тайно мечтает о достойном ее во всех смыслах спутнике жизни, которого в конце романа иногда обретает.

Оппонент:

Все это, надо сказать, сильная инверсия мифа. Вообще-то отношения «изначальных» амазонок со всем внешним миром — сплошной джихад.

Докладчик:

Ну, это «мужские страшилки». Может быть, древние «фантасты» еще до Геродота и Гомера пугали своих читателей-слушателей властью женщин и нашествиями амазонок. Да ведь и теперешние фантасты сочинили немало романов, где правящие миром женщины загоняют ослабевший сильный пол на кухни и даже в рабские ошейники.

Докладчик и оппонент вместе:

«Страшилка» — жанр заразительный и опасный. Прибегнуть к нему гораздо легче, чем задаться вопросом: почему образ амазонки все-таки столь привлекателен и любим творцами и читателями фантастики?

Ведь не просто потому, что «голую девку с мечом» (выражение А. Бушкова) удобно напечатать на обложке для привлечения покупателей! То есть — да, и поэтому, наверно, тоже. Но — не только. Отнюдь.

Не знаем, удалось ли нам на этот вопрос ответить — однако мы, во всяком случае, постарались.



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003