№12(28)
Декабрь 2005


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА «ГЕНЕРАЛ ОТ МАШИНЕРИИ»

Николай Романецкий


Дорогие друзья! Предлагаем вам три главки из новой книги петербургского прозаика Николая Романецкого «Генерал от машинерии», являющейся продолжением романа «Питомец “Ледового рая”», выпущенного в октябре 2005 года издательством «Лениздат» (Санкт-Петербург), и входящей в сериал «Не дремлет враг неугомонный», жанр которого можно определить как ироническую шпионско-космическую оперу.

Боец Галактического Корпуса сержант Кирилл Кентаринов, завершив подготовку в учебном лагере «Ледовый рай» и оказавшись завербованным службой безопасности, в составе роты новобранцев прибывает на планету Незабудка, один из миров, на которых неведомые враги, разворачивая вторжение в область Галактики, населенную человечеством, атакуют язонитовые рудники, где добывается материал, необходимый для обеспечения транспортных связей между обитаемыми планетными системами. Кириллу придется не только набраться опыта в ведении боевых схваток с агрессорами, но и выполнить задание по обнаружению и разоблачению вражеского разведчика. К тому же, тактика ведения боевых операций противником представляется бойцам достаточно странной…

Роман будет выпущен «Лениздатом» в январе 2006 года.

* * *

Второй день на Незабудке начался с подъема и комплекса разминочных физических упражнений. Потом последовал плотный завтрак. Можно было подумать, что бывшие курсанты и не покидали территорию «Ледового рая», кабы не отсутствие вокруг базы темно-коричневой стены Периметра.

После завтрака отправились на короткий перекур. Потом откуда-то донесся звук горна, и тут же последовала команда старшины Выгонова:

— Новобранцы! На раздачу!

— А чё раздавать будут, господин старшина? — спросил Спиря, дурачась.

— Ржавые пистоны для любопытных, — грозно ответил Выгонов. — Сержант Кентаринов, стройте людей и на плац!

Потопали на плац. Народа и сегодня оказалось не так уж и много — во всяком случае, на построении присутствовало не более двухсот человек. Правда, еще во время разминки Кирилл заметил, как с территории базы взмыли в воздух две атээски модели «шмель». Ну, значит, еще максимум восемнадцать человек. Ну, плюс те, кто находятся в нарядах и в дозоре. Все равно — не больше двух с половиной сотен человек. Не слишком большая база… Впрочем, меньше народу — больше, как известно, порядка. Этого армейского правила еще никто не отменял.

Подпол Бурмистров, начальник базы, отдал приказ провести перекличку. Пока выкрикивались фамилии бойцов, перемежаемые короткими «Я!», Кирилл вспоминал свои ночные приключения. Метелка, вызываемая к виртуальной жизни шайбой, была невыносимо желанна перед процессом, но когда все заканчивалось, Кирилл тут же в очередной раз убеждался, что живая метелка лучше любой виртуальной. Однако ведь связаться с кем-либо — значило изменить Светлане!..

— Сержант Кентаринов! — послышался голос Малунова.

— Я! — автоматически отозвался Кирилл, не прерывая размышлений.

Однако вскоре мысли о Светлане пришлось выкинуть из головы, поскольку подполковник предоставил слово местному капеллану, капитану Топоткову, и тот выступил с короткой речью, смысл которой мало отличался от подобных речей начальства в «Ледовом раю». Да и от вчерашней его речи — тоже…

Речь была закончена парой пропагандистских лозунгов, после чего полпол сказал:

— Поскольку сегодня боевой день, всем быть в надлежащей готовности!

Затем на флагшток подняли голубое и иссиня-черное знамена, и тут же над плацем зазвучала мелодия гимна Галактического Корпуса.

Все присутствующие прижали к сердцам правые руки и грянули:

Не дремлет злобный враг у наших врат,

И мы не дремлем в ожиданье тоже.

И если во врата прорвется супостат,

На атомы легко его разложим.

Мы можем!

Привычное воодушевление переполняло души. Краснели щеки и уши, блестели глаза…

Собрались ксены перед нами, брат!

Они сильны! Но мы могучи тоже!

И если в нашу жизнь ворвется супостат,

На атомы легко его разложим.

Мы можем!

Грудь разрывало от ненависти, сжимались кулаки, и никому не стоило становиться на пути у Человечества.

У ксенов план — отбросить нас назад,

Они ударят, мы ударим тоже!

И если отступать не станет супостат,

На атомы легко его разложим.

Мы сможем!

Музыка отгремела, голоса затихли, воодушевление медленно растворилось в воздухе.

— Вольно! — скомандовал подпол. — К исполнению каждодневных обязанностей приступить! Разойдись!

* * *

После раздачи прапорщик Малунов со старшиной Выгоновым отвели своих подопечных в учебный класс, где прапорщик объявил, что главная мечта каждого новобранца — жажда бить ксенов — близка к исполнению.

Кириллу показалось, что в словах Малунова прозвучала некоторая издевка, мало соответствующая той проникновенности, что ощущалась вчера, под звездным небом. Наверное, начальство уже накрутило прапору хвоста. Потом Малунов объяснил, почему начавшийся день называется боевым.

Для начала новобранцам напомнили, что за время, прошедшее с начала атаки анимал-десанта на Незабудку, выработались определенные законы ведения боевых в действий и что законы эти нужно знать. Господам новобранцам уже известно, что атаки гостей, как правило, происходят через день. Иногда, правда, этот порядок нарушается, потому что бои идут три дня подряд, но потом непременно следует день без атак. Начальник штаба базы майор Шишмаренок, ныне находящийся на излечении в гарнизонном госпитале, попытался с помощью штабных ИскИнов отыскать хоть какую-то систему в действиях гостей, но ему удалось выяснить только одно: двух дней без атак не было еще ни разу. А потому, дамы и господа, сегодня избежать боевых действий не удастся. Дни с атаками гостей называются боевыми, дни без атак — дежурными. В дежурный день в районе боевых действий находятся четыре «шмеля» с дозорными на борту. Их задача — боевое дежурство и начало боевых действий в случае неожиданной атаки с направления, где находится Динозавров Позвоночник. Главное для дозорных — продержаться до подхода основных сил. В боевой день дозоры тоже организуются, однако поскольку время подлета основных сил из-за повышенной боеготовности гораздо меньше, чем в дежурный, то дозорных выставляется несколько меньше, а шансов выжить у дозорных несколько больше.

— А не проще ли тогда находиться в постоянной боеготовности? — спросил Фарат Шакирянов, новобранец из лагеря «Остров сокровищ».

— Не проще, — сказал прапор. — Люди не могут постоянно находиться в боеготовности по чисто психологическим причинам.

Объяснение было логичным. И в самом деле, день, проведенный в боеготовности, но не закончившийся боем, резко понижал боевой дух подразделения еще в давние времена, а люди, в общем-то, не изменились.

Потом весь взвод был поделен на два полувзвода, к каждому из которых на время боя было приписано отдельное антигравитационное транспортное средство. О составе дозоров пока речь не шла, сначала надо пережить первый бой, а там уже и с дозорами будем разбираться…

После Малунова перед новобранцами выступила капрал Марина-Элен Коржова. Она объяснила, что все раненые своевременно получают медицинскую помощь, что за каждую рану выплачивается страховка.

— И неужели страховая компания еще не разорилась? — спросил Спиря.

— Страховая компания на Незабудке организована компанией ИГ «Фарбен Индустри галактик», которая владеет язонитовым рудником. Прибыли компании таковы, что вполне хватает на страховки защитникам рудника, а вот простой его принесет гигантскую потерю прибыли. И хотя подобное еще ни разу не произошло, руководство ИГ «Фарбен Индустри галактик» само предложило руководству Корпуса финансовую схему страхования бойцов. Разумеется, в случае гибели бойца семье выплачивается немалая компенсация.

Тут и ежу было ясно, что фактически галакты, защищая рудник, действуют как наемники. Но кто сказал, что защитник Родины не может получать еще и финансовое обеспечение от фирмы, безопасность которой зависит от его действий. Система была неглупой. Во всяком случае, понятно, что себе в убыток господа из ИГ «Фарбен Индустри галактик» действовать бы не стали.

— Есть ли какие вопросы? — спросила капральша.

Вопросов не последовало. Скорее всего, никто попросту не хотел думать о плохом. Все решили, что когда дойдет до ранения, тогда и вопросы появятся, и ответы будут получены.

«Фаталисты мы, кол нам в дюзу! — подумал Кирилл. — Кому суждено быть повешенным, тот не утонет! А впрочем, это не худший способ жить. Особенно, на войне…»

Тем не менее он решил было задать вопрос о том, как эвакуируют раненых в гарнизонный госпиталь, но тут где-то рядом вдруг тоскливо взвыла сирена.

Прапор весь подобрался, словно собирался прыгнуть сквозь потолок учебного класса. Медичку будто ветром сдуло. Старшина сжал кулаки и потряс ими.

— Взвод! — рявкнул он. — В ружье!!!

Все дружно повскакивали с мест, потому что старинная команда «В ружье!» по уставу означала в первую очередь, что надо иметь при себе персональный тактический прибор и бластер ближнего боя, а и ПТП, и трибэшник находились сейчас в казарме. Во вторую же очередь команда означала то, что сей ближний бой неминуем.

Выскакивая из класса, Кирилл поймал взгляд Ксанкиных глаз. Они сияли от возбуждения.

«Черт побери! — подумал вдруг Кирилл. — Неужели предвкушение возможного убийства для нас так же приятно, как возможность отстыковать друг друга!»

И ему ни с того ни с сего захотелось распустить перед Ксанкой несуществующий хвост.

* * *

— Район боевых действий нашего взвода — окрестности пещеры Змеиное Гнездо, — сказал прапорщик.

Взвод, вооружившись ПТП и трибэшниками, только что погрузился на два глайдера. В одной машине командиром полетел старшина Выгонов, в другой — прапорщик. Здесь же оказался и Кирилл. Вместе с новобранцами территорию базы покидали машины со старослужащими.

— А там что, змеи водятся? — удивленно спросил Мишка Афонинцев.

— Там всякое водится, — сказал Малунов. — Бывают и змеи.

В иллюминаторах потянулся однообразный степной пейзаж. Впереди и чуть в стороне бежала по траве крошечная тень машины. Вторая атээска шла параллельным курсом. Остальных машин видно не было.

— Сейчас историю названия уже никто и не вспомнит, — продолжал Малунов. — Но, видимо, впервые атаку совершили именно змееподобные гости. Правда, на змей они походили лишь внешним видом да и то весьма отдаленно… А теперь прекращаем болтовню! Пора готовиться к бою. Личному составу надеть персональные тактические приборы!

Все сидящие в атээске напялили на головы шлемы. Через мгновение лайны вошли в левые штеки. Природный слух тут же отключился, и на мгновение на Кирилла обрушилась оглушающая тишина. Но вот перед глазами вспыхнула голубая триконка «Подключение к СОТУ произведено», и тишину вновь заполнили самые разнообразные звуки. Триконка означала, что ПТП Кирилла, как и ПТП всех находящихся на боевом задании галактов, подключен к сети оперативно-тактического управления и теперь имеет возможность пользоваться информацией, получаемой не только органами чувств человека, но и многочисленными сканерами системы разведки и целеуказания. Помимо персональных тактических приборов в сеть замкнулась автоматика всех машин, включая камеры висящего высоко над планетой сателлита.

Надпись на триконке сменилась. Теперь ИскИн шлема оповещал хозяина о том, что «СРЦ задействована».

— Как же так? — послушался удивленный голос, который явно принадлежал Ксанке. — Мы ж на глайдерах! Они же нас еще на подлете собьют...

Перед глазами Кирилла тут вспыхнуло слово «Заиченко». Поскольку Кирилл узнал Ксанку, он отдал ИскИну команду прозвучавший голос впредь не идентифицировать и не оповещать.

В свое время, на занятиях в «Ледовом раю», курсанты потратили немало учебных часов для того, чтобы научиться совмещать работу глаз и ушей со сканерами системы разведки и целеуказания.

— Все под плотным штурманским контролем, — послышался голос прапора, сопровожденный появлением алой триконки «Командир». — Мы уже давно выяснили, что гости агрессивно встречают летающую машину только после того, как она применит против них оружие. Транспорты с живой силой они не трогают.

— Старбол мне под копчик! — выругался Тормозилло (голубая триконка «Перевалов» тут же подсказала всем, кого они слышат). — Да это и вправду просто джентльмены какие-то!

Кирилл отдал ИскИну очередные приказы, отменяющие идентификацию говорящих.

— Они всегда ведут себя по-джентельменски, — сказал прапор. — Но все-таки мы в джентльменство на войне не слишком верим. И потому выгружаемся из глайдеров с недолетом. Преодолеть оставшееся расстояние даем возможность гостям. Пусть побольше устанут, а мы получше приготовимся. Хотя, не похоже, чтобы они от этого уставали...

«…а вы лучше готовились», — закончил мысленно Кирилл, и акустический информатор ПТП тут же отозвался:

— Используйте уставные команды, сержант!

«Извини, — подумал Кирилл. — Это не был приказ».

Глайдер явно делал какой-то маневр, потому что Кирилла прижало к спинке скамейки. А потом чуть уменьшился вес — видимо, машина резко пошла на снижение. Кирилл повернул голову — в иллюминаторе и вправду быстро приближалась земля.

— Приготовиться к высадке! — скомандовал прапор.

Кирилл сглотнул: в горле вдруг пересохло от предчувствия близкого боя.

— Внимание! — сказал ИскИн. — Посадка глайдера через тридцать три секунды.

Бойцы зашевелились — все ПТП сообщили своим хозяевам о скором приземлении.

— Повторяю, приготовиться к высадке! — рявкнул прапор. — При десантировании сопли не жевать!

Короткие перегрузки, и глайдер замер. Распахнулись с обеих сторон десантные люки.

— Высаживаемся! Быстро! Быстро!!! Не спать!

Все повыскакивали наружу. Даже тормоз Витька Перевалов вел себя достаточно шустро.

— Пошел! Пошел! Быстрее!

Выскочив, Кирилл огляделся.

Чуть поодаль приземлился санитарный глайдер. Борт его украшал извечный красный крест. Как будто для гостей это имело хоть какое-то значение. А может, и имело, кто их знает?.. Глайдер второго полувзвода так же находился на земле, и из него выскакивали соратники.

— Личному составу рассредоточиться! — скомандовал прапор.

Бойцы поспешили выполнить приказ, однако это было не так-то просто: трава вокруг оказалась в рост человека. Глайдеры быстро меняли окраску: от голубизны в желто-зелень — под цвет окружающей растительности. От ближней машины умчалось в небо что-то небольшое и стремительное.

— Ястреб занял позицию, — сообщил ИскИн.

Ястребом назывался микрофлаер-разведчик, обозревающий с высоты местность, на которой планировалось ввязаться в бой.

Тут же перед глазами Кирилла возникла триконка, изображающая все, что видел ястреб: стремительно растворяющиеся в зелени глайдеры, светящиеся желтым точки бойцов Галактического Корпуса (в натуре мимикроидный материал полевой формы уже сделался зеленым, скрыв Кирилла и его товарищей от вражеских глаз), а чуть в стороне...

Это были серые пятна, тут же выделенные на триконке красным абрисом.

— Убрать! — сказал Кирилл, и ПТП убрал карту поля предстоящего боя.

В оптике никого не наблюдалось.

«Что за черт?» — подумал Кирилл, и ИскИн шлема тут же отозвался:

— Уточните вопрос!

— Где они? — крикнул Спиря. — Я никого не вижу.

Голос его пронизывала неудержимая дрожь.

У Кирилла тоже захолонуло сердце. Все-таки боевая операция, при всей ее ожидаемости, оказалась неожиданной. Для второго дня службы в Пограничье это был явный сбрось с орбиты чайник. А с другой стороны, ведь сами пели, маршируя по плацу:

Питомцы «Ледового рая»...

Мы в жесткие игры играем!

Крепки мы, сильны и здоровы!

И к битве с врагами готовы!

Ну так вот вам, дамы и господа новобранцы, эти самые жесткие игры. А может, и не жесткие — жестокие...

— Гости за холмом, — сказал Малунов, и голос его был насквозь пропитан спокойствием. Не человек — гранит!

Только тут Кирилл наконец понял диспозицию. Они приземлились на пологом склоне холма. Вот же его вершина, прямо впереди...

— К бою! — скомандовал прапор.

— Есть к бою! — отозвался Кирилл, внимательно проследив, чтобы в голос не проникла дрожь.

И почувствовал, как в ответ на эту фразу, лайн на гибком кабеле вошел и в правый штек вошел, полностью связав его мозг с ПТП. Для того, чтобы переключить восприятие, потребовалось определенное усилие, но тренировки в «Ледовом раю» даром не пропали. Перед глазами возникла сетка прицела, а слева от нее загорелся столбик индикатора бластерных зарядов. Большой палец правой руки автоматически нажал кнопку «Подготовка», и трибэшник издал чуть слышное и такое родное гудение.

«Курсант Кентаринов к бою готов, — подумал Кирилл. И поправил себя: — Боец Кентаринов!»

— Вперед, галакты! — скомандовал прапор.

В режиме «К бою» никакие справочные триконки в поле зрения не появлялись: ничто не должно отвлекать взгляд.

Раздвигая толстые стебли, Кирилл бросился к вершине холма. Справа и слева шуршали травой боевые товарищи. Сердце колотилось как бешеное, но вовсе не от страха — от близости противника и поглощающего душу любопытства.

Вот и вершина!..

Горизонт улетел вдаль настолько неожиданно, что Кирилл едва не споткнулся и на мгновение замер.

Монстры оказались похожи на гигантских розовых поросят. Только вместо милых пятачков у них имелись крокодильи морды, а вместо копытец, надо полагать, когти. Впрочем, удар копытца подобных размеров — тоже не подарок, мозги расшибет. Вместе с черепом...

Увидев людей, поросята тоже на мгновение замерли. А потом быстрыми скачками бросились вперед. На месте копытец у них и в самом деле были когти, очень походившие на зазубренные ятаганы.

— Самостоятельный огонь! — скомандовал прапор.

Рука Кирилла автоматически вскинула трибэшник, и пространство между ним и передовым поросенком пронзила фиолетовая молния (видна, конечно, была не она, а ионизированный воздух).

Раздался душераздирающий рев. ПТП тут же приглушил внешнюю акустику, а Кирилл мысленно обругал себя. Он и без помощи шлема понял, что попал не в голову, а в тушу. Стрелок хренов!.. Подраненный противник лишь чуть притормозил, но потом снова бросился на людей.

Сбоку сверкнула еще одна молния, и передовой поросенок вспахал, наконец, «носом» землю (на месте носа теперь была бесформенная масса голубой плоти) и завалился на бок.

Прочие монстры перли себе вперед и вверх по склону.

Рядом кто-то басовито заорал, и этот крик открыл в Кирилле переполненные колодцы ненависти, о наличии которой в своей душе Кирилл еще секунду назад и не догадывался. Впрочем, это оказалась странная ненависть. Она не заставила Кирилла потерять голову; наоборот, внутри мозга словно включился некий анализатор, выбросивший из своего поля зрения все, кроме взаимных позиций участников схватки. Реальный бой оказался не совсем похож на занятия с тренажером. Слишком много было относительного движения, но уже через пару выстрелов и десяток прыжков Кирилл держал поросят как бы в первом слое восприятия, товарищей — во втором, а все прочее — на периферии внимания.

Он, правда, в первые же секунды сообразил, что высокая трава на вершине холма на руку монстрам. Тут у низкорослых людей будет меньше шансов, хотя, казалось бы, по всем тактическим канонам позиция сверху всегда считается более выигрышной. Так бы и было, кабы поросят удалось держать на расстоянии. Но их оказалось слишком много, и рано или поздно они доберутся до бойцов.

Поэтому Кирилл ринулся с холма вниз. Он думал, что прапор немедленно вернет его назад, но тот, похоже, оценил ситуацию схожим образом, потому что справа и слева замелькали высвечиваемые бледно-желтым человеческие фигуры. А дальше Кириллу стало не до них...

В сетке прицела — клыкастая морда. Выстрел... Прыжок влево, в сторону от падающей туши... А теперь вправо, назад, под защиту этой самой туши... Оценить изменившуюся обстановку...

— Противник сзади, — басит акустический информатор ИскИна.

Резкий разворот... В сетке прицела — клыкастая морда... Выстрел... Прыжок вправо, кувырок вперед... Рядом мелькает кто-то двуногий, желтый... Свой, не обращать внимания!.. Опять клыкастая морда! Сколько же вас тут?.. Выстрел... Черт, рука чуть дрогнула! Повторный выстрел... Ага!!! Ноги, работать!!! Пронесло, уф-ф!.. Еще одна клыкастая морда! Выстрел... Чей-то заячий крик... Выстрел... Прыжок... Индикатор — 50% заряда... Прыжок в сторону... Разворот назад... Выстрел... Тоскливый протяжный умирающий вой... Уйти от падающей туши... «Кира! Дай ему!» И матюги... Чей это голос?.. Кажется, Ксанкин... Выстрел... Уносить ноги с пути... Девичий визг... «Ма-а-а-ма-а-а!»... Неужели?.. Бл...дь, опять клыкастая морда!.. Сколько же вас тут?.. Выстрел... Выстрел... Выстрел... Два выстрела подряд в одну точку...

— Сменить аккумулятор, — басит ПТП.

Сам вижу... Твое дело — оберегать спину, железо!.. А то я уже не успеваю... В сторону — прыжок, второй... Левая рука — в подсумок, за аккумулятором... Мизинец правой — скобку вниз... Левая — не выронить, аккумулятор на освободившееся место, в паз... Так, столбик индикатора скакнул на сто процентов...

— Противник сзади, пятнадцать метров, — басит ПТП. — И еще один — слева, двадцать.

Прыжок вправо... Разворот... На развороте — выстрел и, продолжая разворот, еще один... И бегом между тушами... Смотрите, как врезались друг в друга!.. Чей-то крик боли...

— Слева, двадцать, — басит ПТП. — справа, двадцать. Сзади, тридцать.

Ага, и перед носом, десять! Что это они все на меня? Неужели остальные?..

В сознание стучалась какая-то мысль, потом еще одна, но Кирилловы мозги показали им обеим фигу. Некогда!..

Выстрел... Прыжок чуть левее падающей туши, она валится направо, то есть для нее — налево... Какая разница, главное — не заденет... Еще выстрел... Смотри-ка, я успеваю различить, где у противника право-лево... Еще выстрел... Уход... Выстрел... Уход... Выст...

В НЕКОГО...

То есть НЕ В КОГО...

Не в кого!!!

— Противник уничтожен, — говорит ПТП, и Кириллу кажется что в голосе долбанного ИскИна звучит удовлетворение.

Стучащаяся в сознание мысль наконец прорывает защиту.

«Ни хера себе джентльмены!» — подумал Кирилл.

А потом боевое восприятие отключилось. И вместе с выходящими из штеков лайнами куда-то удалилось сознание...

— Как из инженера-металлурга получился фантаст? Кто же будет плавить сталь?

— К счастью, России не нужно столько танков, сколько требовалось Советскому Союзу, так что я поменял профессию очень вовремя. А то бы остался без работы! Тем более что по образованию я не сталевар, а прокатчик. Или, по другому варианту, кузнец.

— На тебя вот эпиграмма К. Мелихана:

«Здоровьем Романецкий пышет...

Не скажешь, что романы пишет!»

Как обрести такое вот здоровье, чтоб романы писать?

— Ну вам ли задавать такой вопрос? Впору самих спрашивать… А Мелихан — вообще ядовитый тип. Я про здоровье могу сказать только одно: «Тьфу… тьфу… тьфу!» И постучать по дереву. Мелихану же я ответил тоником, где, в частности, есть такие строчки:

То не мамонт короной увенчан,

Не лягушку пытаются брить…

Это кот Мелихан наших женщин

Охмуризмом решил задурить.

— Чем тебя привлекает жанр космооперы? Можно ли в нем открыть новые грани?

— Тем же, чем и другие жанры — возможностью реализовать литературный замысел наиболее интересным для писателя путем. Космоопера, в этом смысле, ничем не хуже любого другого направления. А вообще критик В. Ларионов называет меня «жанрово неангажированным автором». Бывали и фантастические детективы, и сайенс фэнтези. Вот соберу силенки и замахнусь на любовный роман! Шутка… А новые грани — везде, ибо творчество безгранично.

— Ирония и космоопера: какова тут история взаимоотношений и прогноз на будущее?

— Ирония — вообще великая вещь. Если бы люди ко всему относились с иронией (и в первую очередь к самим себе), мир был бы краше и не было бы большевиков, чей основоопределяющий лозунг: кто не с нами — тот против нас... Как там, у Фаины Раневской?.. Жизнь — это затяжной прыжок из п… в могилу. Точнее (и ироничнее) не скажешь.

А прогноз — благоприятный. Плюс двадцать ночью при безлунном августовском небе. Звезды такие, что мурашки по спине. Вега, Денеб, Альтаир — Летний треугольник. Еще со школы восхищаюсь. А уж зимнее небо — и вовсе красота!

— В романе любовно выписаны детали владения разным оружием. А в жизни как? Из пистолета стрелял?

— «Любовно» и «оружие» — какая ирония в сочетании этих двух слов…

А что касается вопроса, как всякий выросший в Советском Союзе и неоприходованный психиатрами, стрелял и из пистолета, и из автомата. В человека попаду, в глаз белке — вряд ли.

— Ты писал, что изобрел как бы новое литературное направление — «sin's fiction» — фантастика первородного греха. В чем эстетические особенности данного поджанра фантастики?

— В том, что во главу угла ставятся отношения между мужчиной и женщиной. В отличие от романа-путешествия или опуса про изобретение самонадевающейся обуви. Нового в этом направлении ничего нет. Я изобрел вкусное название для давно известного направления. Игра слов: сайенс фикшн — синс фикшн… Ну красиво же!

— Что такое любовь и имеет ли она отношение к первородному греху? Как ты относишься к воплощению темы любви в современной фантастике? Нужна ли фантастике эта самая любовь?

— К первородному греху она имеет такое же отношение, как яйцо к курице — кто кого породил? Вот если бы я еще знал, что такое любовь! Тем не менее, смею надеяться, что воплощаю эту тему всю свою сознательную жизнь (б-р-р, какая фраза!). И впредь буду продолжать это безобразие, потому что фантастике любовь нужна в первую очередь. Из нее рождаются и сверхзадача, и герои, и сюжет. Есть у меня с некоторых пор подозрение, что и самим источником творчества является любовь и только любовь. Иначе зачем тогда музы? И вообще не могу себе представить, ЧТО буду сочинять в те времена, когда меня перестанут волновать женщины. Разве лишь назидательные мемуары, абсолютно не нужные никому, кроме автора.

— Ты как-то отметил, что считаешь русских женщин высшими существами. А французских? Или итальянских, конголезских, алеутских? Что отличает русских женщин от других собратьев по полу?

— Русских женщин отличает только одно — я не только могу ими любоваться, я могу с ними поговорить. И потому они — женщины. Всеми прочими (французскими, итальянскими, конголезскими etc.)можно только любоваться.

— Какая самая фантастическая история была в твоей жизни?

— Самой фантастической историей стал уход в литературу с поста заместителя начальника цеха на Балтийском заводе. Мне было тридцать четыре года, на руках дети восьми и шести лет. Впереди маячила административная карьера — надо только в партию вступить. Как я решился — не только не вступить, но и бросить работу, гарантировавшую кусок хлеба? Спасибо судьбе и жене. Представляю, что думала тогда супруга о моей умственной полноценности. Уйти с уже достигнутого в никуда. Сейчас бы я на такое не решился. А тогда… Фантастика, да и только!

— Поздравляем с премией «Большой Зилант» за дилогию «У мертвых кудесников длинные руки». Чем порадуешь читателей в новом году?

— Спасибо. Хоть и через десять лет, но награда нашла героя.

Приятно, что это произошло еще при жизни…

Ну а насчет планов… Надо сочинять остальные книги сериала «Экспансия», куда входит «Генерал от машинерии». Кроме того, начал параллельно работать еще над одним сериалом для «Лениздата». Рабочее название — «Неукротимый».

Большего не скажу — суеверен. Заранее выданные замыслы обычно не осуществляются.

— Как проводишь свободное время?

— Поскольку читаю не для удовольствия, а по необходимости (изучение самотека в одном из питерских издательств, да и тексты, приходящие в журнал «Полдень, XXI век», приходится читать), то все это превратилось в работу. Отдыхаю с DVD и компьютерными играми, летом собираю грибы.



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003