№5(21)
Май 2005


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

ПОЛЬСКАЯ ФАНТАСТИКА СЕГОДНЯ

Войтек Седенко


Меня попросили вкратце описать для украинского читателя и фэна, какова сегодняшняя польская фантастика. Нелегкая это задача, так как по-хорошему надо бы обратиться к истории данного жанра в нашей стране. А история насчитывает более ста лет — и это если не говорить о произведениях давних, времен Речи Посполитой, каковые теоретики от литературы, войдя в раж, охотно причисляют к фантастике.

Краткая история

В период между войнами весьма популярны были Стефан Грабиньский, Антони Слонимский и Мечислав Смосарский, повесть которого, nota bene, скопировал Олдос Хаксли в своем знаменитом «Прекрасном новом мире», по поводу чего в Пен-Клубе велось дело, прерванное войной.

Сразу после войны взошла звезда Станислава Лема. Мастер писал научную фантастику до середины 70-х, и писал так, что его доселе не превзошли. В его тени дебютировало поколение фантастов, которое под конец 70-х и в начале 80-х, когда образовалась «Солидарность», положило начало характерному для Польши жанру — политической фантастике. Были это Януш А. Зайдель (сегодня его имя носит литературная премия польского фэндома), Эдмунд Внук-Липиньский (сегодня — профессор и большой авторитет в вопросах социологии и политики), Марек Орамус. Затем к ним присоединились Марек Баранецкий и Рафал А. Земкевич.

Восьмидесятые годы стали истинным бумом дебютантов — настоящая новая волна вроде той, что была в Великобритании лет на 15 раньше. Тогда было довольно легко издать дебютную книгу, хотя уже труднее — напечатать следующую. В 1982 году также возник многотиражный (до 200 тысяч тиража в лучшие времена) журнал „Fantastyka” («Фантастика»), подобного которому ранее не было во всей Европе. К сожалению, под конец декады многие из молодых писателей замолчали, выбрав иную, не литературную стезю. Однако некоторые из этой группы творят и по сей день — Яцек Пекара, Эугениуш Дембский, Феликс В. Крес, Ярослав Гжендович, Анджей Земяньский, Анджей Джевиньский, Яцек Инглот, Анджей Зимняк.

Совершенно отдельную группу составили авторы, которые дебютировали в конкурсах, объявляемых ежемесячником «Фантастика», и которых продвигал редактор журнала Мацей Паровский. У него начинали писатели, которые сегодня предводительствуют в стане польских фантастов: Анджей Сапковский, Яцек Дукай, Марек С. Хуберат, подобно метеору появился (и подобно метеору исчез) большой талант Мацей Жердиньский.

В 1989 году, когда в Польше наконец был свергнут коммунистический строй (что почти с математической точностью, имея только экономические данные и калькулятор, высчитал десятью годами раньше Станислав Лем) возник ежемесячник „Fenix” («Феникс») как противовес и конкурент «Фантастики». Его молодые основатели хотели писать фантастическую прозу, отличную от представленной в «Фантастике», где ориентировались на более амбициозную литературу. «Феникс» обратился к истокам фантастики, которая все же является литературой популярной. Это в нем дебютировали и поныне пишущие и пользующиеся популярностью Анджей Пилипюк, Изабела Шольц, Ромуальд Павляк.

С 1989 года как грибы после дождя начали возникать частные издательства. Некоторые избрали в качестве специализации польскую фантастику, как, например, „Supernowa” («Сверхновая»). Именно оно подняло фантастику на неслыханную прежде высоту (большие тиражи, промоутерские акции, сильная реклама) — вся Польша услышала имена Сапковского, Дукая, Мартина Вольского, Анны Бжезиньской.

На штурм фэнтези

Нет смысла скрывать, что — без сомнения, под большим влиянием творчества Лема — до семидесятых годов польские авторы писали исключительно научную фантастику. Хотя труд Дж.Р.Р. Толкиена был у нас хорошо известен еще с 60-х годов (польский был вторым, после шведского, языком, на который перевели «Властелина колец»), знали мы также Роберта Говарда и К.С. Льюиса, однако первый польский рассказ в жанре фэнтези был опубликован только в 1983 году (он принадлежал перу Ярослава Гжендовича). Затем уже обрушилась лавина — Крес, Сапковский и многие, многие другие.

Сегодня произведения в жанре фэнтези явственно перевешивают научную фантастику — за исключением прозы Яцека Дукая, не без причин называемого наследником Лема. Не могу вспомнить за последние годы ни одного произведения в стиле классической космической оперы. Зато в произведениях Изабелы Шольц и Лукаша Орбитовского возрождается литература ужасов.

Мода на польское

Хотя в течение многих лет у нас был свой мастер жанра, Лем, все же по популярности польская фантастика не могла сравниться с американской или английской. В коммунистические времена немногие переводы, регламентированные властью наряду с водкой и колбасой, доносили до нас самые известные романы мировой НФ, на фоне которых отечественные творения казались приземленными и бессодержательными. Успехом пользовалось лишь творчество Лема и Зайделя, которые были для нас, читателей, непререкаемыми авторитетами.

Затем настал год перелома, сбрасывания оков, отмены цензуры и возникновения частных издательств. В первые годы западная фантастика захлестнула нас настоящим потоком, но очень скоро читатели убедились, что в большинстве своем она мало чего стоит. Пророческими оказались слова главного редактора «Фантастики» Адама Холланека, который сказал много лет назад: «Дайте мне больше бумаги, и фантастике конец».

Тем временем в начале девяностых невероятным успехом стала пользоваться сага Сапковского о ведьмаке, которая дала понять серьезной критике, что можно писать фантастику интеллектуальную, эрудированную, предназначенную для широкого круга читателей, а не только для фэнов. Успех Сапковского положил начало подлинной моде на польскую фантастику и, опосредованно, на польскую литературу в целом. Тиражи польских авторов сейчас, как правило, выше, чем средние тиражи переводных книг.

Этот ренессанс польской литературы и интереса читателей к ней — наиболее утешительное явление на нелегком книжном рынке Польши.

Книжный рынок

Хотя наши страны во многих отношениях схожи, например, у нас примерно одинаковая численность населения, книжный рынок в Польше и на Украине существенно отличается.

В Польше тиражи намного ниже, первоначально печатается в среднем 2–3 тысячи экземпляров вне зависимости от того, польская это книга или переводная. Однако самые популярные писатели — Сапковский, Земяньский, Пилипюк или Вольский — выходят тиражом 10–30 тысяч. Западная фантастика уже несколько лет может только мечтать о таких тиражах.

Особенность Украины состоит в том, что перед писателями, которые пишут на русском, открывается огромный рынок России, а тиражи книг, написанных на украинском, невелики. Это большая проблема для вас — какой писатель закроет для себя русскоязычный рынок? Он захочет писать на русском, и лишь затем переводить свое произведение на украинский. Вдобавок русский у вас знают все. Это сильно затрудняет развитие литературы на украинском языке и развитие самого языка, хотя не означает, что вы столкнетесь с нехваткой фантастики как таковой — у вас достаточно хороших авторов.

В Польше, в свою очередь, наибольшая проблема заключается в сокращении круга адресатов книги. Книги стоят очень дорого, в среднем 10–12 долларов (фантастический журнал стоит 2–3 доллара), при этом большую конкуренцию им составляют компьютерные игры и интернет — сегодня 70% жителей польских городов имеют домашний выход в Сеть.

Молодежь активно отвращают от чтения, однако мы делаем многое, чтобы этому противостоять.

Журналы, премии, издательства, интернет

Во времена свободного рынка многие пробовали профессионально заняться фантастикой — в основном это были выходцы из фэндома. Некоторые преуспели.

Больше всего возникло журналов — за последние годы появились „Fantastyka” («Фантастика»), „Fenix” («Феникс»), „Ubik” («Убик»), „Science fiction” («Сайнс Фикшн»), „Click Fantasy” («Клик Фэнтези»), „SFinks” («SFинкс»), а также несколько газет, посвященных очень популярному сейчас в Польше явлению — role playing games (ролевые игры, РПГ) и тактическим настольным играм типа Warhammer. Именно молодежь, увлекающаяся подобными вещами, пополняет ныне ряды фэндома и именно благодаря ей фэндом еще существует, хотя литература на конвентах уже не служит главным блюдом. Из журналов сейчас продолжают выходить только два, и тиражи постоянно падают. Падение популярности фантастических журналов вызвано, вероятнее всего, общедоступностью и обилием книг на рынке. А ведь это цветные иллюстрированные журналы, представляющие фильмы, музыку, литературу.

В Польше существуют две основные премии в области фантастики. Премия имени Януша А. Зайделя присуждается на ежегодном конвенте «Полкон» с 1985 года голосованием участников конвента (как в случае премии «Хьюго»). Премия «SFINKS» присуждается голосованием по принципу плебисцита за лучшие польские и переводные произведения, причем в случае переводных произведений премируется издатель. Премия официально существует с 1994 года. В частности, романом года был признан «Ведьмин век» Марины и Сергея Дяченко.

Много шума производит фантастика в интернете, существует множество порталов, которыми занимается молодежь — соответственно, и размещаемые на сайтах материалы отдают любительством. Но самое важное, что они есть и они оказывают влияние на пропаганду книг.

Под конец об издательствах. Польскую фантастику издают многие, но специализируются на ней три издательских дома: уже упоминавшаяся «Сверхновая» (для нее пишут Сапковский, Яблоньский, Пшибылек, Баневич), „Fabryka Slow” («Фабрика слов») (Пилипюк, Земяньский, Гжендович, Коссаковская), а также „Runa” («Руна») (Бжезиньская, Поджуцкий, Шостак, Павляк). Другие издатели публикуют отдельных авторов: „Wydawnictwo Literackie” («Литературное издательство») издает Лема, Дукая, Хуберата; „Solaris” («Солярис») — Вольского, Орамуса и серию антологий НФ рассказов „Wizje alternatywne” («Альтернативный взгляд»), которые представляют собой обзоры наилучших достижений польской фантастики.

Переводами занимаются „Solaris”, „Zysk i S-ka” («Зыск и Ко»), „Rebis” («Ребис»), „Mag” («Маг»), „Proszynski i S-ka”(«Прушиньский и Ко») и „Amber” («Эмбер»). Остальные издатели печатают фантастику нерегулярно и вне серий.

Русскоязычная фантастика

Русская фантастика очень медленно, но планомерно возвращает себе симпатии польского читателя. Вполне объясним тот факт, что после падения коммунистического строя издатели вообще перестали печатать книги российских авторов, за исключением классики вроде Достоевского, Солженицына или Булгакова. Серьезно уменьшилось знакомство с русским языком (нынешнее молодое поколение не знает ни слова на русском, зато без проблем объясняется на европейских языках), не хватает переводчиков, однако теплые чувства к русскоязычной фантастике остались у старшего поколения читателей, которые помнят Стругацкий, Булычева, Биленкина. Сегодня к русскоязычным писателям смело обращается издательство «Солярис» и, хотя не все книги встречают аплодисментами, постепенно ситуация меняется.

Самые нашумевшие книги последних лет

Здесь мне трудно будет сохранить объективность, поскольку, будучи издателем и критиком, я очень требователен. Книги с наивысшими тиражами вовсе не обязаны относиться к тем, которые мне понравились. Однако я попытаюсь.

Хиты последних лет — это, безусловно, все произведения Сапковского, сага о ведьмаке и два тома новой трилогии. Молодежь зачитывается рассказами Пилипюка о бродячем экзорцисте и пьянице Кубе Страннике. Большой популярностью пользовалась трилогия Земяньского «Ахайя», смесь боевой фэнтези и НФ.

Не ослабевает популярность серии Феликса В. Креса о Шерни в жанре dark fantasy (темная фэнтези). Каждая книга Яцека Дукая вызывает широкое обсуждение, однако его проза предназначена для читателя умного, подготовленного и начитанного. То есть не для всякого. Хуберат пишет мало, но каждую его книгу ждут с нетерпением. В последнее время популярность завоевывают молодые авторы Вавжинец Поджуцкий и Майя Лидия Коссаковская.

Это дает возможность предполагать, что у польской фантастики есть будущее — что весьма вдохновляет.

Olsztyn, 2005-04-05

www.solaris.net.pl



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003