№11(15)
Ноябрь 2004


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

МАРШ МЕРТВЫХ БЛОНДИНОК


Диван был разложен, постель развернута, а в ней, любовно прикрытый одеялом, лежал труп молодой блондинки.

Игорь попятился. Голова вдруг стала такой ясной, что его затошнило. Он едва успел добежать до туалета. Извергнув содержимое желудка в унитаз, Игорь протрезвел окончательно.

Заходить в комнату еще раз побоялся. Сел на кухне, придвинув табуретку к окну, и стал рассуждать логически.

У него в комнате труп. Причем Игорь не мог вспомнить, когда его притащил. Когда и, главное, зачем? Вчера у него был день рождения, посидели с ребятами. Женщин в квартире не было, причем никаких — ни мертвых, ни живых. Два часа назад он пошел провожать гостей до стоянки такси, заодно и добавки взял. Уходя, оставил диван сложенным, это Игорь помнил точно. Значит, труп появился позже. Игорь восстановил последовательность событий и выяснил, что из памяти вывалился кусок продолжительностью примерно двадцать минут — между посещением супермаркета и скамейкой на детской площадке, где он глушил жажду пивом. Теоретически он мог бы успеть притаранить труп и снова выйти на улицу. Но это только теоретически. Потому что на практике такой номер можно было отколоть лишь в том случае, если он подобрал труп на пороге супермаркета и бегом доставил к себе. Причем, уложив мертвячку, он ушел и прихватил пакет с купленной водкой, будто боялся, что баба вылакает его добавку.

Чушь. Не бывает так.

Куда вероятней, что водка была паленой, и труп ему примерещился. Тогда надо будет прямо с утра, не переодеваясь, навестить ребят в психосоматике. Может, белая горячка еще не началась, и Игорю удастся отделаться легким испугом. Но для этого необходимо заглянуть в комнату снова и убедиться, что никаких мертвых блондинок там нет.

Поколебавшись, он отказался от идеи глотнуть горячительного для смелости. Во-первых, чего трупов-то бояться. Во-вторых, если водка паленая, то глюк никуда не исчезнет.

Встал и повторил эксперимент.

Труп был.

Игорь поморгал, потом еще раз проблевался.

Труп не исчез.

Тогда Игорь решительно откинул одеяло.

И расхохотался.

Это был не труп, а очень искусная имитация. Кукла. Из секс-шопа на «Полежаевской». Резиновый труп для некрофилов.

Игорь присел рядом, осмотрел изделие. Н-да, роскошная вещичка. С двух метров и с пьяных глаз от настоящего жмурика не отличить даже ему, на что уж он спец. Потрогал. На ощупь — почти как нормальная мертвая кожа. Интересно, сколько такая дамочка может стоить? Тысяч пять-шесть, факт. Это если не на заказ делали.

Игорь понял, откуда она взялась в его квартире. Ребята приехали с одной водкой, скабрезно хихикали и намекали, что подарок есть, но отдадут его потом. Вспомнил: когда собирались уходить, Колька театральным жестом хлопнул себя по лбу и прямо в уличной обуви поперся в комнату. Копался он там долго. Наверное, девку пристраивал. Чтоб Игорь вернулся, а тут — сюрприз! О том, что так и инфаркт заработать можно, ребята явно не подумали.

Вытащил бабу на кухню, бросил на пол. Потом задвинул под стол. Еще не хватало, чтобы он, похмельный и забывший про подарок, наткнулся на него утром. Тут его точно удар хватит.

Спал он плохо. Мутило, болела спина. Потом он замерз, потом захотел пить. Ухитрился задремать, но его преследовали кошмары. А когда Игорь в очередной раз раскрыл глаза, то увидел на соседней подушке колтун светлых волос. Он вскочил, лихорадочно оделся и выбежал на улицу.

Только-только начинало светать. Игорь прикинул, что вполне может успеть на работу вовремя. Сменщик дар речи потеряет… А может, даже расстроится: Игорь ему за каждое свое опоздание приплачивал, чтобы тот не обижался.

Руки тряслись так сильно, что Игорь не решился сразу сесть за руль. Сначала добежал до ларька у метро и купил литр пива. Торопливо выпил его, пока машина грелась. Почувствовав, что организм в порядке, выехал со двора.

Строго говоря, пьяный Игорь ездил намного осмотрительней, чем трезвый. А похмельный синдром делал из него образцового водителя. По странной закономерности, гаишники тормозили его только трезвого. Тем не менее, Игорь всегда возил с собой сто баксов — на всякий случай.

Купюра не понадобилась. Игорь завел машину на больничную стоянку, вышел, поежился: в машине печка работала на полную катушку, и после салонного тепла на улице показалось морозно не на обещанные погодным сервисом минус десять, а градусов на двадцать пять.

День тянулся невыносимо медленно. Игорь успел сбегать в магазин, взять еще пива, выпить и снова сбегать: на вечер, не с пустыми же руками идти к психиатрам. После обеда на него снизошло благодушие, и Игорь в который уже раз подумал, что его работа не так плоха.

Было в этом определенное извращение: единственный сын преуспевающего адвоката и доктора математических наук работает санитаром в морге. Игорь мог бы вообще нигде не работать, но не дома же сидеть. Предки спроворили ему на двадцатилетие отдельную квартиру. Машину он купил раньше и менять не собирался, так и ездил на рухляди. Наверное, мотивация была той же, что заставила его устроиться в морг: подростковый бунт против обывательских ценностей старших.

Родители время от времени ласково выговаривали непутевому сынку, намекая, что пора бы перебеситься и трудоустроиться по специальности. Но Игорю претила мысль, что он будет работать в какой-нибудь юридической консультации, подстраиваться под общие правила игры… По крайней мере, в морге эти правила он придумывал сам. И нарушал, как только они ему надоедали.

Например, прошлым летом Игорь задумал сколотить свою группу и дать всем просраться, показав, как надо играть панк. После второй репетиции, состоявшейся, естественно, на квартире, сосед пришел к нему с топором. Игорь не расстроился, перетащил ударную установку на работу. Жаль, ребята не поняли, как круто репетировать среди покойников, и группа развалилась. Зато у Игоря появилось чудесное развлечение. По ночам, напившись или обкурившись, он рассаживал мертвецов по столам и каталкам и давал для них эксклюзивные концерты. И искренне верил, что души на эти часы возвращались, кружились вокруг бывших своих жилищ и слушали настоящую музыку, о которой при жизни и мечтать не могли.

В какой консультации он мог бы позволить себе играть по ночам для мертвых душ?! Не говоря уж о том, что мертвецы не покушаются на твою водку, не перебивают, когда тебе хочется излить душу, не лечат советами и не требуют, чтобы ты немедленно стал другим.

Хороший они народец — мертвецы.

Вечером Игорь дозвонился до Кольки.

— Нашел?! — чуть не повизгивая от восторга, спросил тот.

— Я-то нашел. А вот ты на свой бездник натуральный труп в постель получишь, это я тебе гарантирую, — пообещал Игорь.

— К-к-какой труп? — Колька начал заикаться.

— Обыкновенный. У меня их тут до хрена. Выберу какой пострашней, обмывать не буду, так и привезу — обоссанный. Чтоб на всю жизнь запомнил.

— Игорь, ты что?!

Тут-то Игоря и прорвало. Он высказался очень лаконично, и так, что его маме лучше бы не знать, как единственное чадо умеет строить витиеватые фразы из весьма ограниченного набора слов.

Колька мямлил, пытаясь перебить взбешенного друга. До Игоря не сразу дошло, что именно приятель ему объясняет.

— Чего? — растерялся он.

— Под книжным стеллажом, говорю. Рядом с пылесосом. Там место было. Ну, я ее туда и положил. Но она на труп совсем не похожа, правда! Обыкновенная резиновая телка… я на «Пушке» в секс-шопе брал…

— То есть, ты диван не раскладывал и бабу эту не надувал?

— Да нет же!

Положив трубку, Игорь сел на край прозекторского стола, закурил, стряхивая пепел на пол. Значит, ребята подарили ему обыкновенную резиновую женщину. Не из дорогих. Ну да. У них бабок, конечно, хватило бы в складчину купить такое произведение искусства, но — зачем? Они, если бы вздумали сделать ему по-настоящему дорогой подарок, пригнали бы новую тачку. А если б им приспичило положить кого-нибудь в его постель, то пригласили бы живую девочку из любого «модельного агентства».

Но если эту «радость некрофила» ребята не дарили, то как она попала к нему домой?

Игорь в задумчивости совершил обход своих «владений». В коридоре на каталке лежала блондинка лет тридцати — пару часов назад привезли из реанимации. Самоубийца. Игорь постоял, разглядывая лицо. При жизни красивая баба была. Она и после смерти неплохо выглядела. Интересно, почему она покончила с собой? Да кто их разберет, этих баб, сказал сам себе.

Блондинка неприятно напоминала невесть как очутившуюся в его постели куклу. Впрочем, почему невесть как? Если она по квартире перемещалась свободно — вон, вернулась же из кухни, — то и в дверь, надо полагать, проследовала своим ходом.

Игорь схватился за голову. Его накрыло жутким ощущением близкого сумасшествия. Он обвел взглядом темный коридор, зачем-то заглянул в холодильник. Ему почудилось, что мертвецы за закрытыми дверями вели беседы и танцевали вальс, а при его появлении мигом позапрыгивали обратно на полки. И заткнулись. Чтоб он не догадался: их жизнь продолжается. Своя, трупная. Вот сейчас Игорь отвернется, и кто-нибудь шустрый проскользнет за его спиной, наружу, там прикинется резиновой куклой и прокрадется в чью-то квартиру, заберется в чью-то постель…

Игорь сжал кулаки. Он никогда раньше не боялся свихнуться. Что он, психов не видал? Люди как люди, не опасней наркоманов и бытовых алкоголиков. И окружающие к ним относятся не как к прокаженным. На улицах не шарахаются. И от него не станут. Подумаешь, три месяца в году придется проводить в больнице, в запертом отделении с решетками на окнах. Не смертельно же, правда?

Да, не смертельно. Но уж больно противно. Игорь криво усмехнулся, сообразив, как он выглядит со стороны. Мальчик из обеспеченной семьи, с высшим образованием, работает санитаром в морге. Разговаривает сам с собой, с трупами. Дает им концерты. Пьет как сволочь, вообще не просыхает. И думает при этом, что он весь из себя замечательный и адекватный.

Выругался. Собственный голос отразился от стен, вернулся холодным, мертвым звуком. Игоря накрыло волной панической атаки, показалось, что еще секунда — и на него обрушится потолок. Схватил куртку, вылетел на улицу. Трясущимися руками запер дверь и понесся в пятый корпус, в психосоматику.

Пока бежал, паника отступила, оставив после себя бешеное сердцебиение. Игорь забыл, что ночью все больничные корпуса заперты, и войти в здание можно только через приемный покой. Пока обегал корпус, замерз и почти успокоился, потому и не стал ломиться сразу в ординаторскую.

На мужской половине дежурил фельдшер Сашка. Игорь обменялся с ним несколькими ничего не значащими фразами. Помолчали. Здесь было хорошо, хотя мочой и нейролептиками воняло так, что наворачивались слезы.

— Плохо? — понимающе спросил Сашка.

Игорь отметил, как при этом изменился тон фельдшера. Кивнул.

— Хочешь, врача позову? У нас блатная палата свободна, положим тебя, прокапаем…

Игорь покачал головой. Ему расхотелось лечиться.

— Да нет, так-то все нормально, только спать плохо стал, — соврал он.

— Это мы запросто, — нарочито бодро сказал Сашка.

Он принес из процедурной две пластинки аминазина в драже. Сунул Игорю:

— Вот. Пей по одной, перед сном. И учти, он давление сильно понижает.

— Спасибо.

Игорь собрался уходить, Сашка придержал его за рукав:

— Уверен, что врача не надо? А то глянь. — Сашка подтащил его к каталке, на которой, накрытое простыней с головой, лежало тело. Сдернул ткань, показал лицо, покрытое коростой. — Сегодня умер. Белая горячка. Молодой мужик совсем, двадцать девять лет. Ты подумай — оно тебе надо, такой смертью подыхать?

Игорь, уловив знакомые позывы, метнулся к рукомойнику в холле. Его вырвало. Прополоскал рот, хрипло буркнул:

— Извини, водка паленая была. Меня с нее глючит. На жмуриков смотреть не могу, они мне даже дома мерещатся.

— В смысле — мерещатся?

— Ну, захожу домой с бухлом — а у меня в койке дохлая блондинка. Заметь — не настоящая.

— Крашеная?

— Да не в том смысле… Кукла. Я ее, главное дело, на кухню вынес, под стол запихнул, просыпаюсь — а она рядом, под одним одеялом со мной! Я подорвался — и на работу…

— А она тебя уже в морге ждет, — подсказал Сашка.

Игоря передернуло.

— Нет. Но точно такую же вечером из реанимации привезли. Только не резиновую, а натуральную. Все, блин, я завтра точно уволюсь.

— И куда пойдешь? Игорь, не дури. Работу бросить никогда не поздно, а ты пойди, устройся.

— Да я, как бы тебе сказать, без проблем… У меня ж высшее, я юрист вообще-то.

Сашка несколько секунд молча смотрел на него.

— И ты с таким дипломом не придумал ничего лучше, чем ворочать трупы в морге? Ты б еще свиньям хвосты крутить пошел!

— Мне так захотелось.

— Ненормальный.

— Что, заметно?

Сашка замялся.

— Вообще-то да, заметно. Особенно последний месяц. Я думал, ты на иглу сел.

Игорь вздохнул:

— Ладно, пойду я.

— Лучше бы остался.

— Саш… Короче, я подумаю. Может, утром приду. Смену сдам и приду. А то как-то неудобно, у сменщика ключей нет, морг-то я запер, он войти не сможет... в общем, пойду я. И жмурика твоего давай, отвезу заодно.

Он шагал по улице, волоча за собой громыхающую каталку, и думал, что ложиться на лечение придется. Если окружающие видят, что с ним не все в порядке, значит, он болен. Не заболевает, как ему казалось, а давно и серьезно болен. Психически.

В морге было тихо. Мертвецы по углам не шептались. Игорь оформил новое поступление, потом съел горошину аминазина. От пива перед сном на всякий случай отказался.

Сменщик сумел растолкать его только к двум часам дня. Голова у Игоря была тяжелой, окружающая действительность казалась мутной. И все мысли относились к категории либо «шоб я! еще раз! этот гребаный аминазин!», либо «еще пять минут посплю и встану, да-да, обязательно, ну дайте же еще хоть пять минут поспать!!!».

Ехать на машине в таком состоянии было бы самоубийством, а Игорь не настолько еще сошел с ума, чтобы желать себе смерти помучительней. Перспектива добираться до дому на метро, впрочем, ему казалась ничуть не более жизнеутверждающей. А деньги куда-то подевались. Он то ли крупные забыл дома, а мелочь просадил на пиво, то ли, одурманенный нейролептиком, лунатически гулял и потерял бумажник. Разбираться Игорю не хотелось. В конце концов он сообразил, что у него в техпаспорте на машину спрятана взяточная купюра, и ее хватит, чтобы доехать до Тулы, а не то, что в Строгино.

Его вез разговорчивый грузин, ухитрявшийся одновременно болтать и гонять на всю катушку попсовую музычку. Игорь мерз и мечтал поскорей оказаться дома. Дорога тянулась невыносимо медленно, грузин останавливался на каждом перекрестке: попали под «красную волну». Войдя, наконец, в теплую и душную квартиру, Игорь едва переборол искушение уснуть тут же, на коврике под дверью.

Кукла по прежнему лежала в постели. Сейчас Игорю было наплевать, он слишком устал. Выкинул ее на пол, сам завернулся в одеяло и закрыл глаза. Во сне страдал от холода, думал, что напрасно оставил форточку открытой. Но встать и ликвидировать причину понижения температуры не смог. В полудреме увидел около себя женщину, потянулся к ней в поисках тепла, прижал к себе, но ничуть не согрелся, даже наоборот…

Очнулся, сжимая в объятиях знакомую куклу. Выругался, пинком отправил ее в угол. Прошлепал в туалет, заглянул на кухню и остолбенел: на красиво сервированном столе его ожидал завтрак. Игорь хмыкнул: такие чудеса ему нравились.

Вид пищи напомнил о голоде: Игорь последний раз ел сутки назад. Наскоро умывшись, уселся за стол. И разочаровался: и порция маленькая, и безвкусно, будто синтетическую тряпку жуешь. Кукольный обед какой-то. Кукольный? Его снова чуть не вырвало. Игорь на цыпочках подкрался к двери комнаты, заглянул: кукла лежала в постели. Вздохнул с облегчением. Он уже привык, что чертовка моментально забирается под одеяло, стоит ему отвернуться. Но с тем, что она ему ещё и завтраки будет готовить, мириться он не собирался.

Наверное, мать приезжала, догадался Игорь. С ней такое случалось: ни с того, ни с сего нападал на нее родительский стих, и она навещала сыночка. Свои ключи от его квартиры у нее были. И — да, она всегда заботилась о том, что детушка кушает. Ходила в магазин, что-то варила и парила, Игорь потом неделю давился ее стряпней, но все равно часть блюд успевала испортиться.

Готовила она средне, не хорошо и не плохо. Однако такой дрянью, как сегодня, мать его не потчевала ни разу. Вычитала, небось, в женском журнале диетические рецепты, да на Игоре и опробовала.

Интересно, она в комнату заглядывала? Игорь хмыкнул. Естественно, мать не упустит случая посмотреть, с кем он спит. Хорошо еще, что с порога да в темноте не разглядеть, что именно он обнимал. А то мать пришлось бы откачивать.

Послонявшись еще некоторое время по квартире, Игорь поехал забирать машину с больничной стоянки. В морг заходить не стал, но долго сидел в заледеневшем салоне и смотрел в пустоту, пока его не осенило: надо Ритке позвонить.

Они поссорились две недели назад. Рядовая ссора, они регулярно расплевывались и разбегались. И всегда отношения возобновлял Игорь. Ритка была то ли слишком гордой, то ли не любила его, как твердили все приятели. Но Игорь-то ее любил! Или не любил, но был очень привязан и скучал, когда не видел строптивую девчонку подолгу.

Ему посчастливилось застать ее дома — Ритка только что вернулась из института и пребывала в замечательном настроении. Обменявшись несколькими вежливыми фразами — исключительно с целью предварительной разведки — Игорь намекнул, что неплохо бы встретиться.

Ритка согласилась, и, похоже, даже обрадовалась. Когда он заехал, девушка была уже одета, а в прихожей стояла сумка, с которой Ритка ездила на учебу. Судя по всему, ночевать она собиралась у Игоря.

— У тебя есть, что пожрать? — спросила Ритка.

— Да как тебе сказать… Утром мать приезжала, но я не смог есть то, что она сварила. Дрянь какая-то.

— Значит, закажем пиццу, — решила Ритка.

И только в лифте Игорь вспомнил, что у него дома хозяйничает кукла, которую девушке лучше не показывать. Пока Ритка раздевалась, он метнулся в комнату.

Куклы не было.

Мало того — диван был сложен, пол подметен, а пыль вытерта.

Игорь осторожно, задом выполз обратно в коридор. Убедил себя, что это, конечно, мать приезжала второй раз, убралась, а потом уехала и даже записки не оставила. Каприз у нее такой. Разве не может быть у нее капризов?

Ужинали они с Риткой на кухне. Девушка удивилась:

— Ты прямо на себя не похож. В доме чисто, пьешь не пиво, а минералку…

— Я пить бросил.

— Надолго ли?

— Совсем. Мне тут хреново было, решил завязать. И вообще я из морга увольняюсь.

Она недоверчиво улыбалась, качала головой.

— И куда пойдешь работать? Дворником?

— К отцу. Он будет счастлив, что я одумался.

— А ты одумался?

— Знаешь, когда меня прихватило, я понял, что хватит играть в бирюльки. Мне двадцать четыре, пора бы и делом заняться.

— Надо тебя к рукам прибирать, пока не поздно.

Сначала Игорь решил, что ослышался. Посмотрел исподлобья — Ритка глядела честно и открыто. И ждала его ответа.

— Ты мне предложение, что ли, делаешь?

— Я?

— Ну да. В своей манере. Ты ж не пережила бы, если б я тебя опередил.

— А ты хочешь на мне жениться?

Игорь замялся. Отодвинул тарелку с куском пиццы, помолчал, подбирая слова. Сказал, конечно, глупость:

— Ну, в общем, не возражаю.

Ритка торжествовала:

— Тогда я подумаю над твоим предложением, — она голосом подчеркнула слово «твоим». — Три дня.

У него тряслись руки и хотелось выпить. Тем более, такой повод! Тут бы в ресторан, да шампанского ведерко… десятилитровое… и голову в него опустить, чтоб пузырьки в уши затекали и там лопались. Но Игорь сдержался. Он же объявил, что бросил пить.

В девять вечера Ритка начала зевать — она была «жаворонком», ложилась рано.

— Пойду, постелю нам, — обронила она. — А ты пока посуду помой.

Игорь, обалдевший от счастья, кивнул. Сложил тарелки в раковину, включил воду… И чуть не умер от страха, услышав Риткин визг.

Он столкнулся в ней в коридоре. Ритка, не переставая орать, вырвалась из его рук и принялась хватать с вешалки в прихожей свои вещи. Игорь притиснул ее к стене, но девушка расцарапала ему все лицо. Из потока обвинений Игорь понял, что он убийца и маньяк, и специально положил труп на диван. Он хотел, чтобы Ритка заранее знала о своей участи и готовилась. Маньяки такие, им важно, чтобы жертва тряслась от страха.

Удержать ее Игорь не сумел. Она не стала дожидаться лифта, поскакала вниз по лестнице, держа в одной руке пальто с шапкой, в другой — сапоги и сумку с учебниками.

Игорь сел на ступеньку, перебарывая желание немедленно открыть подъездное окно и выброситься из него. Наверное, блондинка из реанимации, покончившая с собой, тоже пережила что-то подобное. Сначала — неуемная радость, потом — крах всех надежд и планов. Из-за чепухи. Из-за полтергейста, который поселился в квартире без спросу.

Вышел сосед. Игорь с трудом вспомнил, как его зовут.

— Паш, помоги мне, а?

— А чего надо?

— Кое-что вынести и сжечь.

— Ща, оденусь.

Сосед схватился за сердце, увидев, что Игорь заворачивает в простыню женский труп.

— Кукла, — не дожидаясь расспросов, пояснил Игорь. — Друзья, чтоб им пусто было, на день рожденья подарили. А у меня девчонка ее увидела… ну и труба. Девчонку я потерял.

— Труп-то — как настоящий…

— В том-то и фигня. Я б тоже обосрался, если б в морге не работал. На, сам глянь. Да потрогай ты, не бойся!

Сосед потрогал куклу. Успокоился.

Упакованную в простыню и обмотанную бечевкой, куклу вынесли на лестничную площадку. Тут началась та самая чертовщина, из-за которой предусмотрительный Игорь и позвал соседа на помощь. Кукла цеплялась за все углы, не пролезала в лифт, будто сопротивлялась. Еще она внезапно потяжелела, и перемещать ее пришлось вдвоем и волоком. А на первом этаже лопнула бечевка, и покров свалился, обнажив мертвое лицо как раз в тот момент, когда в подъезд заходили две женщины.

Не обращая внимания на крики за спиной, мужчины дотащили свою ношу до помойки. Игорь слил из машины немного бензина, окатил куклу. Подъехал милицеский патруль, вызванный бдительными бабами. Тоже поудивлялся — надо же, как похоже на настоящий труп! Предложили выкупить за бутылку водки: над коллегами издеваться. Игорь от сделки отказался: боялся, что кукла от ментов сбежит и вернется к нему.

Когда вспыхнуло пламя, ему показалось, что в голове что-то лопнуло.

* * *

— А дальше что было? — спросила заинтригованная Лена.

— Меня с микроинсультом в больницу увезли, а кукла сгорела. Жженой резиной долго воняло, дня три. Сосед рассказывал, что по ночам кто-то выл на лестнице. Он терпел-терпел, потом не выдержал — сходил в часовню, принес святой воды и все стены в подъезде облил. Вой прекратился. А я выписался, уволился из морга и поменял квартиру. Сначала хотел к отцу устроиться, но передумал. Лучше от него не зависеть. Однокашник мне пару клиентов подбросил, с них и начал.

Лена приоткрыла ротик. Губы у нее соблазнительно блестели, в глазах светился неподдельный восторг. Игорь не удивлялся: он знал, что нравится этому типу женщин.

Зато он не нравился Михаилу, ее шефу, с которым, собственно, Лена и пришла в кабак. Встав, Михаил нервно поправил галстук и, задыхаясь от гнева, произнес:

— Ну, знаешь, это уже чересчур. Я знал, что ты враль, но не подозревал, что ты еще и подонок. Твоим обществом я сыт по горло. И имей в виду: появишься у меня в офисе, тебя охрана вышвырнет.

Игорь молчал. Михаил, не скрывая презрения, швырнул на стол несколько купюр и удалился. Компания проводила его недоумевающими и сочувственными взглядами. Лена, будто извиняясь за шефа, пробормотала:

— Он сам на себя не похож после женитьбы...

— Вот что с хорошими людьми делают плохие бабы, — поддакнул один из знакомых.

— Каждый раз, когда я рассказываю эту историю, обязательно кто-нибудь уходит, обозвав меня подонком и мерзавцем, — обронил Игорь. — И всегда уходят люди, которые недавно женились. Жен их никто не видел, на свадьбе у них никто не гулял, а их друзья говорили: да, мужика будто подменили…

Компания замолчала. Все переглядывались.

— Думаешь, это как-то связано с твоей историей? — выдохнула побледневшая Лена.

Игорь красиво пожал плечами. Историю он выдумал. У него не было преуспевающих родителей, а те, которые были, трудились в магазинчике возле дома. Квартиру он снимал и смог позволить себе такую роскошь недавно. Единственное, что было правдой — его юридическое образование. Трупы Игорь видел, но не в морге, а на практике. В морге он не работал никогда. Он три года пахал в консультации, хватаясь за самые скучные и бесперспективные дела, потому что лучшие места давно были разобраны. Он старался, унижался и терпел. Он очень хотел выбраться из той ямы, в которой ему предназначено было жить по рождению.

Эту историю, без сомнения, характеризовавшую его с лучшей стороны, женщины слушать не желали. Скучая, они ждали, что он поведает нечто героическое. Они предпочитали быть обманутыми, лишь бы не сталкиваться с прозой жизни. Игорь возмущался, расстраивался и горевал. А потом сочинил нелепицу про самоходный труп блондинки. Сначала это был настоящий труп, потом он заменил его на куклу. Байку никогда не рассказывал в присутствии клиентов, важных людей или тех, кто Игоря знал давно и хорошо. Фактически, он приберегал страшную историю для случаев, когда собирается малознакомая и бесперспективная для работы компания, в которой есть симпатичные девушки. Мужчины, как правило, скептически хмыкали, а женщины ему верили. Особенно такие, как эта Лена.

Сегодня вечером она уйдет с ним. Они проведут умопомрачительную ночь, утром Лена выпросит у него телефончик и позвонит еще несколько раз. Со временем ему станет тухло: он поймет, что Лена не так наивна, как глупа. Тогда они расстанутся, и он найдет кого-нибудь другого. Подцепит в кабаке такую же глупую блондинку с эмалевыми голубыми глазами.

Конечно, лучше бы ему не размениваться на курочек с красивыми перышками. Лучше бы найти умную женщину, которая примет его таким, какой он есть. Но на умную женщину Игорь пока не заработал.

— Я подозреваю, что с такими людьми происходит, — признался он. — И знаю куда больше, чем говорю. Но мне лень разбираться. — Театрально вздохнул: — Я мог бы спасти мир, если б не был таким ленивым. Но я ленив, и миру придется спасаться без меня.

Лена хихикнула, взмахнула рукой и задела бокал. Мартини вылился ей на юбку. Игорь ободряюще улыбнулся ей:

— Чтоб не ехать в мокрой одежде, могу предложить зайти ко мне. Обсохнешь и поедешь домой.

— Эта юбка, — притворно вздохнула Лена, — из такого материала, что сохнуть будет до утра.

Игорь посмотрел ей в глаза. Девушка улыбалась.

— Лена, только я должен тебя предупредить. У меня после того случая с блондинками… не получается.

— А может быть, тебе неправильные блондинки попадались?

Он рассмеялся. Она тоже.

* * *

Михаил завел машину в подземный гараж. Высокомерно кивнул охраннику в подъезде. Долго звенел ключами, отпирая бесчисленные замки. Постоял на пороге, впитывая ставший привычным и любимым затхлый воздух помещения, в котором никогда не открывают окна.

— Дорогая, я дома! — радостно объявил он.

Разулся, разделся, помыл руки. На богато сервированном столе в кухне остывал ужин.

— Извини, дорогая, я задержался, — в его тоне слышались заискивающие нотки. — С ребятами посидел, выпил… Совсем чуть-чуть. Да, да, я помню, что обещал больше не пить, но тут нельзя было отказаться, ты ж понимаешь — компания. Ты ведь понимаешь? Ну конечно, ты у меня умница. Но я больше с этими ребятами встречаться не стану. Ни за что. В последнее время мне попадается очень много мерзавцев. И куда только катится наше общество? Так что ты не волнуйся: сказал, что брошу пить, — значит, брошу.

Он с аппетитом поел, сложил грязную посуду в мойку. Принял душ, почистил зубы.

— Ну вот, теперь можно и баиньки, — сказал он, глядя на свое отражение в зеркале. Он плохо выглядел, четыре недели семейной жизни состарили его на двадцать лет. Но Михаилу казалось, что он стал солидней и представительней. Да и какая разница, если он любит и любим?

В спальне, под белоснежным пуховым одеялом его ждала кукла, изображавшая мертвую блондинку.



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003