№6(10)
Июнь 2004


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

УКРАИНСКАЯ ФАНТАСТИКА: СЕГОДНЯ ИЛИ НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ФАНТАСТИКИ?

Андрей Шмалько


Сегодня в «Бинокуляре» представлены две доклада об украинской фантастике, которые прозвучали на Международной ассамблее «Портал — 2004» в Киеве. И хотя авторы этих докладов не во всем согласны друг с другом, нам кажется, главная и общая их черта — искреннее беспокойство о судьбе отечественной фантастики.

Отчетного доклада не обещаю — жанр этот скучный, да и лучший способ скрыть проблему — спрятать ее, закопать в цифрах, в фактах и фактиках. Иное дело, есть ли проблема вообще? Стоит ли драматизировать?

1. Суть проблемы. То, что фантастику в Украину любят, читают и пишут, доказывать не надо. Так в чем беда? Вроде бы и нет ее, беды, и куда хуже времена случались. А сейчас жизнь наша фантастическая на первый взгляд не ручейком струится — ключом бьет. Только вот натыкаешься посреди всего нашего благолепия, скажем, на такую фразу: «В Украине не время для фантастики!» На первый взгляд — ничего себе, не время! Но если приглядеться, а еще лучше — прислушаться… Ведь сказано это не кем-нибудь, а Мариной Дяченко. НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ФАНТАСТИКИ! Как же так?

А так. Схитрил я слегка, сказав, что фантастику у нас любят, читают и пишут. Верно — и любят, и читают. И пишут тоже. А вот издают ли? Вопрос, увы, исключительно риторический. Все или почти все, что стоит на наших книжных полках, что продается на лотках — не свое, иностранное. Если это иностранное вычесть, что останется? Да считай, что и ничего.

Статистику приводить не буду — и так все очевидно. Об этом говорено уже столь много, что проблема теперь и проблемой не кажется. Книги все равно есть, и так ли важно в нашу глобальную эпоху, из какой типографии они выпрыгнули? И, кроме того, книжки хоть и иностранные, но ведь авторы во многом свои, родные! Не все ли равно, в Киеве или в Туле выйдет книга, скажем, Марины и Сергея Дяченко? Главное, что вышла, что дошла. Гордиться надо, что без фантастики, творимой в нас, в Украине, российское фантастическое море, мягко говоря, обмелеет. Ведь если посчитать…

2. Общая картина. Без статистики все же не обойтись, хотя бы самой приблизительной. Итак, Украина Фантастическая сегодня:

Около полусотни издающих авторов. Подчеркну — издающихся, тех, у кого есть по крайней мере одна книга. Много ли это? Четыре года назад издавались три десятка, так что пресловутая «динамика» очень неплоха. Из этих пяти десятков два основных «отряда» расположились в Киеве и Харькове (приблизительно по двадцать писателей). Однако, монополизму Первой и Второй столиц приходит конец. Скажем, очень активно сейчас проявляет себя «фантастический» Донецк. И не только он один.

Среди этой полусотни фантастов старшего поколения (тех, кто стал печататься еще в 60-х) осталось, увы, немного. Более того, из них продолжает работать и издаваться только Владимир Савченко.

Очень мало и тех, кто стал печататься в 70-80-е. Основным — и наиболее «результативным» стало поколение середины 90 — те, кто вошел в Фантастику в период знаменитого Книжного бум 1996 года. Поколения Олди и Дяченко — именно оно сейчас составляет главную «несущую конструкцию» Фантастической Украины. Однако, уже очень заметно и следующая генерация — те, что вошли в литературу в самом конце века: поколение Аренева и Березина. Но и за последние год-два «приток» авторов, как уже упоминалось, стал весьма ощутимым.

Что получается? Получается, что почти все писатели-фантасты начали работу уже в независимой Украине. У нас, в отличие от России, почти отсутствует пресловутая «преемственность» между, условно говоря, Фантастикой «старой», советской — и «новой», современной. Хорошо это или плохо — иной вопрос. Впрочем, за последние десять лет успели сложиться достаточно прочные традиции, скажем, сейчас уже всерьез говорят о существовании «Харьковской школы» фантастики.

Есть писатели, есть и фэндом — знаменитое неформальное объединение фантастов. Его «украинский блок» достаточно заметен. Скажем, именно в Украине, в Харькове, проходит один из самых крупных конвентов (самых крупных не в СНГ — в мире) — Звездный Мост. Сейчас не менее активным стал и фэндом Киева.

Неплохо и с журналами. После нескольких неудачных попыток сумела появиться на свет вполне жизнеспособная «Реальность фантастики». Кроме того, продолжает выходит ставший уже легендарным кировоградский «Порог». Много это или мало? Если сравнить с Россией (три по настоящему «живых» журнала!) — совсем не мало.

Что еще? А еще достаточно «живое» фантастиковедение. В том же Харькове, к примеру, диссертация по фантастике — уже не редкость. Да и критики подрастают, хотя, конечно, их еще мало. Но это — беда общая, в России их тоже не батальон.

Ну, так что в результате? Как и ожидалось, картина достаточно оптимистическая, вроде бы и горевать не из-за чего. Тем и плох жанр отчетного доклада. Достаточно упомянуть «отдельные недостатки» — и все путем. Упомянем и мы эти «отдельные»: почти все книги наших авторов издаются в России, в России же в основном и распространяются, очень мало фантастики украиноязычной… Все, можно аплодировать?

Нет, аплодировать еще рано.

3. На самом деле. На самом же деле картина совсем не такая веселая. Все дело в том, что на самом деле наша гордая Украина Фантастическая на самом деле — обычая малороссийская провинция Фантастической России. Можно много спорить, есть ли национальная специфика у украинских авторов — нет ли ее, но суть дела от этого не изменится. Мы — не Украина Фантастическая. Мы, повторюсь для ясности пока (будем считать, пока) — обычная литературная Малороссия. И пусть нас не вводит в заблуждение и ложную гордость то, что в наших книгах много «об Украине». В России — и это традиция очень давняя — фантасты пишут об Украине ничуть не меньше. Да, традиция, идущая еще от Нарежного и Гоголя, но ведь и тот, и другой — писатели русские, а отнюдь не украинские. Между прочим, малоудачные попытки издавать украиноязычную фантастику очень напоминают не проблемы литературы независимого государства, а столь же трудную судьбу фантастики, скажем, на татарском языке — ту, что пытаются издавать наши друзья в Казани. Очень похоже — жалкий ручеек рядом с полноводной имперской рекой. У нас все то же. Между прочим, некоторые из нас все-таки печатаются на украинском — ПЕРЕВОДЯ самих себя с русского, а чаще поручая это профессионалу-переводчику.

Наша украинская фантастическая «самость» ни в чем, собственно, и не проявляется. Просто в Фантастической России есть регион Питерский со своими традициями, есть Москва, есть Екатеринбург — а есть и Малороссия, Киев и Харьков. Даже великие (и порой очень смешные) дискуссии о том, «чья фантастика лучше» — питерская ли, московская, харьковская — все это о споры о русской фантастике. Не русскоязычной, как мы порой пытаемся уточнить, а именно русской. И пора в этом открыто признаться.

Итак, МЫ — РУССКАЯ ФАНТАСТИКА? Русская, а вовсе не украинская?

4. Хорошо и плохо. Даже если признать данный факт за истину, повода горевать особого нет. Быть частью русской фантастики — частью великой русской литературы — очень почетно. И традиция славная — и читателей, между прочим, на порядок больше. С другой стороны, какая-то заноза в сердце неизбежно остается. Ведь многие из нас не просто охотно издавались бы дома — но и издавались бы по-украински. Причем, среди наших фантастов не так мало и двуязычных авторов, более того, многие честно пытаются издаваться на родном языке. Иное дело, успешных проектов очень мало.

Прежде чем констатировать, что это «не есть хорошо» и даже есть очень плохо, давайте оглядимся и сравним. Дела нашей «собственной» фантастики в Украине плохи, а где, в какой из «бывших союзных» они лучше? Вот, скажем, Латвия, где на латышском печатается не так и мало книг. Есть там «своя» фантастика? Очень и очень мало, читают же фантастику русскую, между прочим, тоже изданную в России. Так это Латвия, а если взять Белоруссию?

Таким образом, ситуация в Украине совершенно типична. Плохо ли это, хорошо — иной вопрос (плохо, конечно!), но разницу между бывшими союзными республиками (точнее, имперскими провинциями) заметить трудно. Так было всегда — у народа имперского свои заботы, у провинциалов — свои. При чем тут наша Фантастика? Послушаем вновь Марину Дяченко:

«Почему в современной Украине издается мало фантастики? Вероятно, сейчас не время для нее. Склонность к фантастике означает, с одной стороны, что человек думает о будущем. О том, как будут жить внуки. Разве в нынешней Украине думают, как будут жить украинцы в каком-нибудь 2060-м году? Другая часть фантастики — эскапистская, сказки для взрослых — развита сильнее, но тоже требует определенного состояния читательской души, восприятия. Восприятия мира не только как грубо материального объекта, но и как условия материализации мысли, мечты. Процент таких читателей среди граждан Украины тоже довольно низок. Третий аспект фантастики — философская притча. Но и здесь дела довольно-таки безрадостны. Даже на книги того же Станислава Лема нет среди наших сограждан надлежащего широкого спроса. В Украине не время для фантастики.»

Название «Украина» можно смело заменить названием любой другой «бывшей союзной» — и с тем же успехом. Нациям, в историческом плане только-только взявшим на свои плечи огромную тяжесть самостоятельного развития, приходится думать о самом насущном. Литература не может быть иной, чем народ. А если учесть, что в условиях любой Империи культурный уровень имперского народа почти неизбежно выше, чем у провинциалов (такое сознательно ПЛАНИРУЕТСЯ), то… Чему удивляться?

5. Немного подробнее. Напомню об очевидном. Современная украинская нация складывалась в условиях раздела Украины между Россией и Австрией. Можно много спорить на вечную тему «где было хуже», но очевидно что б ольшая часть нашей земли традиционно более тесно связана с Россией. Это касается, естественно, и литературы. Сейчас принято стыдливо скрывать общеизвестный факт: те, кого мы считаем Отцами и Основателями украинской литературы были, в общем-то писателями РУССКИМИ. Полистайте собрание сочинений… ну, хотя бы первого украинского прозаика Квитки-Основьяненко. Русский писатель — иногда, очень иногда писавший и на «малороссийском наречии». То же, скажем, Евгений Гребинка — и даже Тарас Шевченко. Всеми ими по-русски написано значительно больше, чем по-украински. И дело не только в количестве страниц. Тот же Гребинка («Очи черные, очи страстные» — не забыли?) по-украински писал немудреные басни, все остальное — на русском. Почему? Да из установки — сознательной и еще более подсознательной, что по-украински сложные вещи не просто ТРУДНО излагать (литературный язык только рождался), но и НЕ НУЖНО излагать — читатель в этом просто не нуждается.

И вновь — ничего удивительного. В Империи знание имперского языка было необходимым пропуском — в том числе в культуру. Элиту страны составляли русскоязычные, что приводило, в том числе и к б ольшей разработанности языка, и к более обширной проблематике и сложности мысли. Сравните Шевченко — автора стихов и его же — русского прозаика. Украинская литература — несмотря на усилия первых поколений ее писателей — оставалось все же литературой «для хатнього вжитку», более того — литературой населения на порядок менее культурного и образованного, чем имперский народ. Исключения были — но очень редкие. Украинца, свободно владевшего русским языком, было очень трудно заставить читать не по-русски. Ему это было просто НЕ НУЖНО. Поэтому и фантастика — современная, не байки из Киево-Печерского Патерика — появилась сперва на русском языке и лишь много позже — на украинском.

Изменилось ли такое положение за последний век? Если и да — то ненамного. В СССР полностью сохранялась имперская установка: культурный человек — это русскоязычный человек. Иное дело, ради понятной мимикрии создавалась видимость «бурного расцвета братских наций». Отсюда, между прочим, феномен достаточно частого издания фантастики в прежние годы на украинском языке (и переводной, и оригинальной). Фантастику и на киргизском языке издавали, и на таджикском. Это приблизительно то же самое, что и знаменитое решение о создании в каждой республике команд по олимпийским видам спорта. Туркмении, в частности, пришлось создавать команду по академической гребле.

Особенностью фантастики, как направления в литературе, было то, что ее читали — и читают — прежде всего горожане, более того, горожане с достаточно высоким образовательным цензом. В Украине — это те, кто не просто хорошо знает русский, это те, кто говорит по-русски уже не в первом поколении.

Так на каком языке должна была писаться и издаваться фантастика?

6. Украина — сейчас. Положение в нашей стране хорошо известно и не нуждается в детальном разжевывании. Стоит лишь уточнить один важный момент. Значительная часть всех наших проблем, в том числе и в области культуры, связана с тем, что стране это элементарно не по карману. То, что прежде было частью бюджета Империи и так или иначе, но финансировалось, для не слишком богатого и развитого государства, каким является Украина сегодня — слишком дорогое дело. Это прямо касается и книгоиздания на украинском языке (как ни парадоксально это звучит). СССР мог себе позволить субсидирование книгоиздания «нерусских народов» — из пропагандистских (да и престижных) соображений. В ограниченных пределах, под жесткой цензурой — но мог. Мог помогать тщательных отобранным и контролируемым «национальным писателям».

Империи нет. Вместе с кнутом исчез и пряник. Иначе и быть не могло. И в этом Украина, повторюсь, ничем не отличается от бывших «наций-сестер».

Есть, правда, обстоятельство, нехарактерное, скажем, для Прибалтики или республик Кавказа. «Русское» имперское прошлое имела не вся Украина. Если для Украины Надднепрянской и Восточной русская культура, как и русский язык, давно стали частью национальной ментальности, более того, стали признаком принадлежности к имперской «элите», то для Украины Западной все это выглядело и выглядит иначе. Для львовянина русская культура исторически не только менее известна и близка, она порой воспринимается, как культура враждебная, как культура ОККУПАНТОВ. Увы, пресловутая «линия Хантингтона», та самая граница цивилизаций, проходящая по Збручу — не такая уж и выдумка.

Известно, какую весомую роль сыграли галичане в украинском освободительном движении, в том числе и в обретении Украиной независимости. И сейчас их влияние остается ощутимым, в том числе и в культурном пространстве Украины. Для них же все русскоязычное по-прежнему остается, скажем мягко, не очень близким.

Отсюда и хорошо заметное непонимание. Отсюда и конфликты, порой очень неприятные, порой трагикомичные, но в любом случае совершенно ненужные.

Можно ли что-то изменить? Если и можно, то не сегодня — и не завтра. Очень долго еще Восток будет оставаться Востоком, а Запад Западом. Очень долго наше привычное украино-русское двуязычие будет восприниматься западнее Збруча настороженно и даже враждебно. Мы для них украинскими фантастами — именно украинскими, пусть и русскоязычными, станем очень и очень нескоро.

…Отсюда (в том числе и отсюда) и дикая, иначе не скажешь, позиция официальной Спилки писателей. Ко всему добавляется еще и очевидный комплекс неполноценности — каких-то фантастов издают и читают, а «нас», таких национальных, таких правильных… Пару лет назад меня здорово шокировал отчаянный крик одной важной литературной дамы, обращавшейся к нам, харьковчанам: «Вы никогда не будете украинскими писателями! Никогда!» Не ей такое решать, конечно — но и не считаться с такой позицией тоже нельзя.

7. Так кто же мы такие? Мы, фантасты, живущие и работающие в Украине? Украинские фантасты ли, фантасты Украины — или фантасты русские, в Украине проживающие? Ответ, как мне кажется, может быть только один: каждый из нас тот, КЕМ САМ СЕБЯ СЧИТАЕТ. Иначе быть не может. Более того, подобные споры и дефиниции не только не помогают делу — причем всякому делу, — но и способны внести совершенную ненужную смуту. Кому поможет раскол фантастов Украины на украинских и «не очень»? Украиноязычной фантастике? Едва ли! Я бы вообще оставил такие дискуссии для праправнуков — и то в случае, если им больше нечем будет заняться.

8. Что делать? Прежде всего, конечно, не ввязываться в бесполезные драчки — и делать свою работу. Конечно, это никак не снимает проблемы, но тут уж все мы пока бессильны.

В ближайшие годы положение, конечно же, не изменится. Украина Фантастическая будет оставаться Малороссией. Издаваться мы будем в основном «там» — и читаться тоже «там». Фантастика же украиноязычная… Ее Будущее наступит — увы и увы! — не завтра.

Это не значит, конечно, что делать ничего не надо. Напротив! Такие большие проблемы решаются постепенно, шаг за шагом. Украинское книгоиздание и книготорговля воскреснут не за один день — но без наших усилий они не воскреснут вообще.

Итак? Итак — писать, переводить, стучаться во все двери. Конечно, не все это будут делать — да и не всем требуется. Скажем честно: таких тиражей фантастики как в России, в Украине не будет никогда. Значит, тем, кто уже прочно укрепился в российских издательствах, печататься «дома» просто НЕВЫГОДНО. Этот так, и с этим приходится считаться. Но… Почему бы нашим «самым-самым» не предложить для перевода на украинский по одной — для начала по одной — своей «самой-самой» книге? Между прочим, такие идеи давно обсуждаются, дело за издателями. Да и экономическая невыгода издания книг «дома» вполне может компенсировать ПРЕСТИЖНОСТЬЮ издания в Украине и на украинском языке. И дело это вполне возможное, было бы желание.

Еще одно нас ждет впереди. Вот-вот украинские фантасты столкнутся с той же проблемой, которая уже существует в России. Нас будут ОБЪЕДИНЯТЬ — или мы сами станем ОБЪЕДИНЯТЬСЯ. Это не хорошо и не плохо, как не бывает просто хорошо — или просто плохо — скажем, наступление весны или лета. Такова реальность — и мы должны быть готовы. Но это — отдельный и очень нелегкий разговор

Поможет ли это гипотетическое объединение фантастов решать наши проблемы? Или наоборот — еще более их усугубит? Это уже зависит от нас. Приближается что-то новое, медленно, но все-таки близится, близится…

Украинская фантастика: сегодня… Как видим, в каждом слове — действительно проблема. Но проблема лучше, чем пустота — или чем беспроблемный некролог.

игры для детей



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003