№1(41)
Январь 2007


 
Свежий номер
Архив номеров
Персоналии
Галерея
Мастер-класс
Контакты
 




  
 
РЕАЛЬНОСТЬ ФАНТАСТИКИ

ИСЦЕЛЕНИЕ ОТВАЖНОГО КРОТА


1

Если Кроту нажать на живот, он хихикает, это всем известно. А вот что самое вкусное у него место — плюшевый нос, это Букашка обнаружила совершенно самостоятельно. И вот лежала она как-то раз на мягком зеленом коврике и с удовольствием сосала кротовый нос, когда за этим занятием ее застукала мама.

— Эй-эй, — сказала она. — Так ты его испортишь.

Сказала, осторожно, чтобы та не обиделась, взяла у нее Крота, машинально нажала ему на живот… А тот не захихикал.

— Ну вот, — вздохнула мама и нажала еще раз… — Уже не смеется.

Тут Сашка захныкала, и мама, пробормотав: «Ладно, потом посмотрю…» — сунула Крота в комод, где уже лежал приготовленный к Новому году подарок — Салатный и Сиреневый зайцы.

Зайцы сразу оживились. Еще бы. Довольно скучно было бы лежать там одним до самого праздника…

— Привет! — сказал Салатный как мог дружелюбнее.

— Ой! — вздрогнул от неожиданности Крот. — Кто здесь?!

— Хы-хы-хы-хы, — радостно засмеялись зайцы. — Свои! А еще говорят, кроты в темноте видят!

— Так и есть! — обиделся Крот. — Только никаких «своих» я тут не наблюдаю. А только двух каких-то разноцветных болванов!

— Хо-хо-хо-хо! — еще пуще развеселились зайцы. — Ругается! Ты чего это такой сердитый?

— Я не сердитый, я расстроенный. Болею я, — объяснил Крот и вздохнул. — Смеяться не могу. Раньше только и делал, что смеялся, а теперь — вообще не могу.

Зайцы смущенно примолкли. Нехорошо ведь над больным потешаться.

— А от чего ты заболел? — осторожно спросил Сиреневый, который лежал к Кроту поближе.

— А я откуда знаю? — снова вздохнул тот. — Раньше я разговаривать не умел, зато вот сюда нажмешь, — указал он на живот, — сразу смеялся. А теперь, видишь, разговариваю, а не смеюсь. Вот нажми, — подставил он живот.

— Да ладно, я и так верю, — смутился Сиреневый.

— Нажми, нажми, не бойся!

— Я и не боюсь, — обиделся тот. — Чего мне бояться?

— А чего тогда не жмешь?

— Просто, не хочу.

— Давай я нажму?! — вызвался Салатный и потянулся к светленькому кротовьему брюшку через Сиреневого. Но тот остановил его:

— Знаешь что, милый, — сказал он, — тебе, между прочим, вообще никто ничего такого не предлагал. Это меня попросили нажать, а не тебя.

— Но ты-то ведь не хочешь.

— А может, это я из вежливости сказал? Может, я как раз хочу? Может быть, даже очень хочу. Но, в отличие от некоторых, я — заяц тактичный и ненавязчивый.

— Ну-у, брат, так тоже нельзя, — насупился Салатный. — Ни себе, понимаешь, ни людям. Сам не жмешь и другим не даешь.

Слушая их препирательство, и без того невеселый Крот нахмурился еще сильнее:

— Хватит уже мой живот делить, — сказал он. — Нашли игрушку. Я, кстати говоря, еще и не каждому нажимать на него разрешу.

— Понял?! — повернулся Сиреневый к Салатному. — Из-за тебя он теперь и мне нажать не даст!

— Так ты ведь и не хотел.

— С чего ты взял?!

— Ты сам сказал!

— Говорю же тебе, тактичный я! Так-тич-ный! — произнес Сиреневый по слогам. — А-а! Кому я объясняю?! — махнул он лапкой презрительно. — Ты и слова-то, небось, такого не знаешь! Чего с тобой разговаривать! — он отвернулся от Салатного и в сердцах так ткнул Крота кулаком в живот, что тот аж хрюкнул от неожиданности. А потом сказал:

— Вот… — и развел лапы. — Не смеюсь.

— Факт, — покивал головой Сиреневый. — Просто беда какая-то. Надо что-то делать.

2

В это время за окном молодой рыжий кот с плутовским выражением морды обогнул черную лужу и шмыгнул к подъезду. «Ага! А вон там я еще не бывал, — глянул он, прищурившись, на светящееся Букашкино окно. — А ведь там, наверное, замечательно! Есть там, наверное, какая-нибудь красивенькая-прекрасивенькая кошечка или какая-нибудь вкусненькая-превкусненькая рыбка...»

Подумав об этом и отметив опытным взглядом, что форточка в приглянувшемся ему окне приоткрыта, котишка мечтательно облизнулся и запрыгнул на скамейку. С нее — на штакетник, с него — на окошко первого этажа, а потом — на козырек подъезда. Все это было ему знакомо, привычно и приятно. Пробираясь таким образом к Букашкиной форточке, он, подергивая в такт полосатым хвостом, вполголоса напевал «Улыбчиво-мурлывчатую песню»:

Улыбайся,

мур, мур, мур!

Развлекайся,

мур, мур, мур!

Жить на свете

интересно

постарайся,

мур, мур, мур!..

То, что кот был таким жизнерадостным, вполне объяснимо. Он ведь был хозяином этого квартала. Всё тут — и дворы, и дома, и всё, что в них находилось, включая собак и людей, принадлежало ему. Да-да-да, и люди тоже были его, хотя они об этом и не знали. Но он-то знал! Даже когда был еще совсем маленьким котенком.

…Удивляйся,

мур, мур, мур!

Увлекайся,

мур, мур, мур!

И почаще

без причины

улыбайся,

мур, мур, мур!.. —

— продолжал он. Стоя задними лапами на козырьке подъезда, он изо всех сил, прямо таки по-йоговски, вытянулся и заглянул в комнату. Но как раз в этот момент к окну с Сашкой на руках подошла мама. Котик тут же втянул голову в плечи и спрятался за край оконного проема. «Умный хозяин — осторожный хозяин», — подумал он при этом.

3

Тем временем в комоде разгоралась дискуссия.

— Надо что-то делать! — повторил Сиреневый.

— Я знаю, что, — отозвался Салатный. — Надо нашего Крота вылечить.

— Догадался! — иронично усмехнулся Сиреневый. — Коню понятно, что надо. Вопрос — как?

— Какому коню? — живо поинтересовался Крот.

— Не знаю, признался Сиреневый. — Какому-то коню. Так всегда говорят, когда непонятно.

— Ты не обращай внимания, — поябедничал Кроту Салатный. — Он часто так: скажет, а что сказал — сам не знает…

Сиреневый открыл, было, рот для достойного ответа, но его опередил Крот:

— Давайте не будем про коня, — попросил он. — Чтобы не путаться. Тем более что его тут нет. Давайте про меня, раз тут Я вместо него. Так как же меня можно вылечить?

— Действительно! — поддакнул Сиреневый.

— Ну-у… Надо тебя очень сильно насмешить, — предложил салатный.

— И чем меня можно так насмешить? — спросил Крот озабоченно.

— Анекдотами, — отозвался Салатный. — Конечно анекдотами! Вот, например. Идет по лесу лиса, смотрит, навстречу Колобок катится. Она говорит: «Колобок, Колобок, я тебя съем». А он говорит: «Я не колобок, я ёжик. Просто, я побрился только что…» Вот какой смешной анекдот, правда?

— Ага, — выдавил Крот.

— Даже слишком, — глумливо заметил Сиреневый.

— Теперь, давай, ты! — потребовал Салатный, пихнув его локтем в бок.

— Сейчас, — сказал Сиреневый. — Сейчас-сейчас-сейчас… Так-так-так… Вот! Идет снова по лесу лиса, а навстречу ей снова ёжик. «Ёжик, ёжик, — говорит лиса, я тебя есть не буду, ты колючий». А он говорит: «Я не ёжик, я Колобок. Только не брился давно…»

— Да-а… — протянул Салатный. — Да-а… — Потом подумал и сказал: — Не-ет…

— Что «нет»? — поинтересовался Крот.

— Не вылечим мы тебя анекдотами, — пояснил Салатный.

4

Юный кот уже стоял на жестяном подоконнике, когда прямо над его ухом раздалось гортанное:

— Вор-ры! Вор-ры! — и угрожающе захлопали крылья.

Кошачья задняя лапка от испуга дернулась и, противно проскрежетав когтями по металлу, сорвалась вниз. А вместе с ней и вторая. Крепко вцепившись в деревянную оконную раму передними лапами, котишка рискованно повис над клумбой. Осторожно обернувшись, он увидел сидящего на ветке рябины плешивого ворона и закатил свои зеленые глаза.

— Какие воры, странная вы птаха? — сказал он, как мог миролюбивее. — Это просто смешно. Где вы их видите? Ну? Если вы имеете в виду меня, то как, скажите мне на милость, я могу что-то украсть в своем собственном доме?

— Элементар-рно! — выкрикнул ворон, нахохлившись.

Кот осторожно согнул левую заднюю лапу и поставил ее на краешек. За ней — правую… Наконец, усевшись, он уже всем телом обернулся к птице и сказал:

— Ошибаетесь, милейший. Это не так просто, как вы думаете. Да, собственно, никто ничего такого и не собирался…

И, как бы обиженно, отвернулся к стеклу. Тут же позади него раздался угрожающий клекот.

— Да что ж это такое?! — возмутился кот. — Я же только посмотреть… — и плавно потянул переднюю лапку вверх, к форточке.

— Кар-р!!! — выкрикнул бдительный ворон.

— Своими беспочвенными подозрениями вы меня, право, обижаете… — сказал кот, опустив лапку на место, и прислушался.

Ворон молчал. Рыжий прикинул в уме свои силы, оценил расстояние и возможности птицы…

— Да ну тебя, — бросил он, и одним грациозным движением перемахнул через рамы в прямиком комнату.

— Комшар-р! Кошмар-р! — забился в истерике ворон, подлетев вплотную к оконному стеклу. — Нахальный кошар-ра! Обманул и одур-рачил, набр-рехал и околпачил!..

Но котишка, не слушая его, уже обегал танцующей походкой Букашкину комнату, обнюхивая углы и вновь подбадривая себя песенкой:

…Не теряйся,

мур, мур, мур!

Не стесняйся,

мур, мур, мур!

В том, что ты

главнее всех

не сомневайся,

мур, мур, мур!..

Упав на мягкий коврик, от которого приятно пахло человеческим котенком, он перекатился с боку на бок и от удовольствия зажмурился…

5

— Тихо! — поднял лапу Крот. — Что это?

Теперь уже и зайцы услышали необычные звуки: чьи-то истошные вопли за окном и чью-то хитренькую песенку в комнате. Все трое поспешно вскочили и прижались мордочками к щелке.

— Ой! — воскликнул Салатный, увидев кувыркающегося на зеленом Букашкином коврике большого рыжего зверя.

— Это конь?! — возбужденно спросил догадливый Крот.

— Да, конечно, — со знанием дела прошептал Сиреневый и приложил лапку к губам. — Но тс-с! Вспугнете!

— А зачем он нам? — перейдя на шепот, спросил Салатный.

— Пока не решил, — еле слышно отозвался Сиреневый. — Но если вспугнем, решать будет поздно.

…Улыбайся,

мур, мур, мур!

Забавляйся,

мур, мур, мур!

Никогда и

никому не

попадайся,

мур, мур, мур!

— пропел рыжий зверь, а потом вскочил на ноги и стал с блаженным выражением морды мять коврик передними лапами, поочередно впуская в него когти. Такое бесцеремонное поведение зверя возмутило Крота несказанно. Ведь еще совсем недавно он сам валялся на этом коврике со своей любимой принцессой, был счастлив и даже иногда хихикал от удовольствия. А теперь… Мало того, что смеяться разучился, тут еще этот наглый пришелец!

— Эй ты, конь! — закричал Крот в щелку. — Ну-ка перестань портить Букашкин коврик! Ну-ка прекрати немедленно!

Зайцы удивленно уставились на отважного Крота, а тот продолжал:

— Уходи отсюда, конь! Это не твой дом, не твой коврик и не твоя Букашка!

Котик прислушался… Потом, бормоча: «Это кто еще там пищит? Сейчас он у меня допищится…» — упруго покачиваясь, двинулся к комоду.

— Ой-ой-ой, — сказал Сиреневый.

— Да, ой-ой-ой, — согласился Салатный.

Но отважный Крот, казалось, не слышал их.

— Конь! — продолжал он кричать страшным голосом. — Ты меня слышишь, конь?! Уходи из нашего дома!

Котик встал на задние лапы, передними зацепился за щель в комоде и, вплотную приблизив к ней морду, заглянул.

— Ты чего это обзываешься, плюшевый? Я тебя трогал? — спросил он Крота, оскалился и угрожающе зашипел: — Пш-ш-ш-ш!!!

Зайцы отпрянули вглубь, но Крот не шелохнулся. От ужаса глаза его стали совсем круглыми и совсем стеклянными, но он продолжал кричать:

— Мы тебя не боимся, конь! Убирайся отсюда вон!

— Мя-а-яу! — протяжно взвыл рыжий хулиган. — Пш-ш-ш-ш!!! — И попытался просунуть в щель когтистую лапу. А потом снова: — Мя-а-яу! Пш-ш-ш-ш!!! — И вдруг навострил ушки, замолчал и уставился на дверь.

Тут она распахнулась, и в комнате опять появились мама с Сашкой.

— Это еще что такое?! — воскликнула мама и шагнула к коту. — Ну-ка брысь отсюда!

— Одну минуточку, мамаша, — сказал тот, поспешно отскочив к стене, и глаза его воровато забегали. — Сейчас мы во всем разберемся. Это же явное недоразумение… Я просто проходил мимо…

Не договорив, котик двумя длинными прыжками — сначала на комод, а потом в форточку — покинул квартиру.

— Уф-ф! — сказал Крот и с облегчением откинулся на сложенное в стопочки белье. Только сейчас он понял, как перепугался, и почувствовал, что его бьет нервная дрожь.

— Вот наглец! — сказала мама Сашке про кота. — Но симпатичный, правда? И что он там, в комоде, интересного нашел?

Она вытянула ящик. Ничего особенного. Зайцы... Крот… Свободной от дочки рукой она взяла Крота, машинально нажала ему на живот… И тут все нервное напряжение последних минут выплеснулось у того в неудержимый хохот.

— Ах-ха-ха-ха! Ох-хо-хо-хо-хо! — просто-таки давился он от смеха — Их-хи-хи-хи-хи!!! — И ничего не мог с собой поделать.

— Смотри-ка ты, сам наладился, — сказала мама. — Батарейка, что ли, подзарядилась…

Сашка потянула ручки к любимому плюшевому носу, но мама строго сказала:

— Э, нет, мы договорились, что с ним ты пока не играешь.

Сказав это, она дождалась, когда Крот замолчит, положила его обратно и задвинула ящик.

…Как только дверь в комнату закрылась, Сиреневый придвинулся к Кроту.

— А ты молодец, — сказал он. — Такой смелый. Вот не ожидал.

Крот молчал.

— Я на самом деле тоже не сильно испугался, просто растерялся немножко, — заметил Сиреневый.

Крот промолчал снова.

— Да ладно, сильно-то не задавайся. Тоже мне, герой нашелся, — насупился Сиреневый.

Крот промолчал и на этот раз, бессмысленно пялясь в темноту.

— Эй-эй, братец, ты вообще-то в порядке? — забеспокоился Сиреневый.

Тут ему на плечо легла лапка Салатного.

— Бесполезно, — сказал тот. — Помнишь, он говорил, что когда умел смеяться, не умел разговаривать? Теперь он снова смеется, а нас больше не понимает.

— Вот оно что… — расстроился Сиреневый. — Обидно-то как. Лежим тут, лежим… Я так соскучился по Букашке… Хоть с Кротом поговорить…

— Ему-то так лучше, он ведь, получается, выздоровел, — напомнил Салатный.

Они грустно помолчали. Потом Салатный сказал:

— Ничего. Когда нас подарят, мы с Букашкой вообще расставаться не будем. А Крот когда-нибудь сломается и снова будет с нами.

— Точно, — обрадовался Сиреневый. — Точно! Так все и будет! И нечего зря грустить, правда?!

— Спрашиваешь! — улыбнулся Салатный.

…Тем временем рыжий котик, пробираясь по козырьку соседнего подъезда, словно услышав их, прищурился и замурлыкал:

Изумляйся,

мур, мур, мур!

Ухмыляйся,

мур, мур, мур!

А печали

и тоске не

поддавайся,

мур, мур, мур!



   
Свежий номер
    №2(42) Февраль 2007
Февраль 2007


   
Персоналии
   

•  Ираклий Вахтангишвили

•  Геннадий Прашкевич

•  Наталья Осояну

•  Виктор Ночкин

•  Андрей Белоглазов

•  Юлия Сиромолот

•  Игорь Масленков

•  Александр Дусман

•  Нина Чешко

•  Юрий Гордиенко

•  Сергей Челяев

•  Ляля Ангельчегова

•  Ина Голдин

•  Ю. Лебедев

•  Антон Первушин

•  Михаил Назаренко

•  Олексій Демченко

•  Владимир Пузий

•  Роман Арбитман

•  Ірина Віртосу

•  Мария Галина

•  Лев Гурский

•  Сергей Митяев


   
Архив номеров
   

•  №2(42) Февраль 2007

•  №1(41) Январь 2007

•  №12(40) Декабрь 2006

•  №11(39) Ноябрь 2006

•  №10(38) Октябрь 2006

•  №9(37) Сентябрь 2006

•  №8(36) Август 2006

•  №7(35) Июль 2006

•  №6(34) Июнь 2006

•  №5(33) Май 2006

•  №4(32) Апрель 2006

•  №3(31) Март 2006

•  №2(30) Февраль 2006

•  №1(29) Январь 2006

•  №12(28) Декабрь 2005

•  №11(27) Ноябрь 2005

•  №10(26) Октябрь 2005

•  №9(25) Сентябрь 2005

•  №8(24) Август 2005

•  №7(23) Июль 2005

•  №6(22) Июнь 2005

•  №5(21) Май 2005

•  №4(20) Апрель 2005

•  №3(19) Март 2005

•  №2(18) Февраль 2005

•  №1(17) Январь 2005

•  №12(16) Декабрь 2004

•  №11(15) Ноябрь 2004

•  №10(14) Октябрь 2004

•  №9(13) Сентябрь 2004

•  №8(12) Август 2004

•  №7(11) Июль 2004

•  №6(10) Июнь 2004

•  №5(9) Май 2004

•  №4(8) Апрель 2004

•  №3(7) Март 2004

•  №2(6) Февраль 2004

•  №1(5) Январь 2004

•  №4(4) Декабрь 2003

•  №3(3) Ноябрь 2003

•  №2(2) Октябрь 2003

•  №1(1) Август-Сентябрь 2003


   
Архив галереи
   

•   Февраль 2007

•   Январь 2007

•   Декабрь 2006

•   Ноябрь 2006

•   Октябрь 2006

•   Сентябрь 2006

•   Август 2006

•   Июль 2006

•   Июнь 2006

•   Май 2006

•   Апрель 2006

•   Март 2006

•   Февраль 2006

•   Январь 2006

•   Декабрь 2005

•   Ноябрь 2005

•   Октябрь 2005

•   Сентябрь 2005

•   Август 2005

•   Июль 2005

•   Июнь 2005

•   Май 2005

•   Евгений Деревянко. Апрель 2005

•   Март 2005

•   Февраль 2005

•   Январь 2005

•   Декабрь 2004

•   Ноябрь 2004

•   Людмила Одинцова. Октябрь 2004

•   Федор Сергеев. Сентябрь 2004

•   Август 2004

•   Матвей Вайсберг. Июль 2004

•   Июнь 2004

•   Май 2004

•   Ольга Соловьева. Апрель 2004

•   Март 2004

•   Игорь Прокофьев. Февраль 2004

•   Ирина Елисеева. Январь 2004

•   Иван Цюпка. Декабрь 2003

•   Сергей Шулыма. Ноябрь 2003

•   Игорь Елисеев. Октябрь 2003

•   Наталья Деревянко. Август-Сентябрь 2003